Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не

Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не

Лицезрел. Квартира, занимаемая покойным Берлиозом и уехавшим в Ялту Лиходеевым,

Была совсем пуста, и в кабинете умиротворенно висели никем не покоробленные

Сургучные печати на шкафах. С тем и уехали с Садовой, при этом с уехавшими

Отбыл рассеянный и подавленный секретарь домоуправления Пролежнев.

Вечерком Никанор Иванович был доставлен в клинику Стравинского. Там он

Повел себя так Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не неспокойно, что ему пришлось сделать впрыскивание по

Рецепту Стравинского, и только после полуночи Никанор Иванович заснул в 119-й

Комнате, время от времени издавая тяжелое мученическое мычание. Но чем дальше, тем

Легче становился его сон. Он не стал вертеться и стонать, задышал просто и

Ровно, и его оставили 1-го.

Тогда Никанора Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не Ивановича посетило сновидение, в базе которого,

Непременно, были его нынешние переживания. Началось с того, что Никанору

Ивановичу привиделось, как будто какие-то люди с золотыми трубами в руках

Подводят его, и очень торжественно, к огромным лакированным дверям. У этих

Дверей спутники сыграли как будто туш Никанору Ивановичу, а потом звонкий бас

с небес забавно Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не произнес:

-- Добро пожаловать, Никанор Иванович! Сдавайте валюту.

Удивившись очень, Никанор Иванович увидел над собой темный

Громкоговоритель.

Потом он почему-либо очутился в театральном зале, где под золоченым

Потолком светились хрустальные люстры, а на стенках кенкеты. Все было как

Следует, как в маленьком по размерам, но богатом театре. Имелась сцена,

Задернутая бархатным Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не занавесом, по темно-вишневому фону усеянным, как

Звездочками, изображениями золотых увеличенных десяток, суфлерская будка и

Даже публика.

Изумило Никанора Ивановича то, что вся эта публика была 1-го пола --

Мужского, и вся почему-либо с бородами. Не считая того, поражало, что в

Театральном зале не было стульев, и вся эта публика посиживала на полу Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не,

Потрясающе натертом и скользком.

Конфузясь в новеньком и большенном обществе, Никанор Иванович, помявшись

Некое время, последовал общему примеру и сел на паркет по-турецки,

Примостившись меж каким-то рыжеватым здоровяком-бородачом и другим, бледноватым и

Очень заросшим гражданином. Никто из сидячих не направил внимания на

Новоприбывшего зрителя.

Здесь послышался мягенький гул колокольчика, свет в Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не зале угас, занавесь

Разошлась, и нашлась освещенная сцена с креслом, столиком, на котором

Был золотой колокольчик, и с глухим черным бархатным задником.

Из кулис здесь вышел артист в смокинге, гладко выбритый и причесанный на

Пробор, юный и с очень приятными чертами лица. Публика в зале ожила,

И все оборотились к сцене. Артист Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не подошел к будке и потер руки.

-- Сидите? -- спросил он мягеньким баритоном и улыбнулся залу.

-- Сидим, сидим, -- хором ответили ему из зала тенора и басы.

-- Гм... -- заговорил вдумчиво артист, -- и как вам не надоест, я не

Понимаю? Все люди как люди, прогуливаются на данный момент по улицам, услаждаются вешним

солнцем и теплом Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не, а вы тут на полу торчите в душноватом зале! Неужто уж

Программка такая увлекательная? Вобщем, что кому нравится, -- философски

Окончил артист.

Потом он переменил и тембр голоса, и интонации и забавно и громко

объявил:

-- Итак, последующим номером нашей программки -- Никанор Иванович Босоногий,

Председатель домового комитета и заведующий диетической столовкой. Попросим

Никанора Ивановича!

Дружный Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не аплодисмент был ответом артисту. Ошеломленный Никанор Иванович

Вылупил глаза, а конферансье, закрывшись рукой от света рампы, отыскал его

Взглядом посреди сидячих и нежно поманил его пальцем на сцену. И Никанор

Иванович, не помня как, оказался на сцене.

В глаза ему снизу и впереди стукнул свет цветных ламп, отчего сходу

Провалился в мглу Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не зал с публикой.

-- Ну-с, Никанор Иванович, покажите нам пример, -- сердечно заговорил

Юный артист, -- и сдавайте валюту.

Наступила тишь. Никанор Иванович перевел дух и тихо заговорил:

-- Богом клянусь, что...

Но не успел он выговорить эти слова, как весь зал разразился кликами

Негодования. Никанор Иванович растерялся и замолк.

-- Как я сообразил Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не вас, -- заговорил ведущий программку, -- вы желали

Поклясться богом, что у вас нет валюты? -- и он участливо посмотрел на

Никанора Ивановича.

-- Так точно, нету, -- ответил Никанор Иванович.

-- Так, -- отозвался артист, -- а простите за нескромность: откуда же

Взялись четыреста баксов, обнаруженные в уборной той квартиры,

Единственным жителем коей являетесь вы с вашей женой?

-- Чудесные! -- очевидно иронично Коровьева там не нашли, и никакого Коровьева никто в доме не знал и не произнес кто-то в черном зале.

-- Так точно, чудесные, -- неуверенно ответил Никанор Иванович по

Неопределенному адресу, не то артисту, не то в черный зал, и объяснил: --


stat.txt
korol-velikih-zemel-prosvyasheniya-ucheniya-i-svyatosti.html
korolenko-cp-dmitrieva-nv-10-glava.html