Коронерское расследование 2 глава

Еще одним заблуждением относительно Брюса будет то, что он родился в этом мире с классными мускулами и бескрайней энергией. Напротив, Брюс с самого начала был очень хрупким ребенком и болезненно неспешным в физическом развитии. Причина этого заключалась в том, что он родился с болезнью, известным как крипторхизм, другими словами Коронерское расследование 2 глава нарушение, при котором одно либо два яйца новорожденного не опустились до его рождения. Это состояние нередко естественным образом корректируется введением андрогена, мужского полового гормона, который ни малыш, ни его мама не выработали в восьмой внутриутробный месяц развития плода. Хотя непонятно, подвергался ли Брюс исцелению в ранешном детстве, вопрос, касающийся истории заболевания Коронерское расследование 2 глава, состоит в том, почему первичный недостаток остался у Брюса неисправленным до значимого времени во взрослом возрасте. В итоге крипторхизма его костный и рост мышц был затруднен, и в течение всей жизни его половая система никогда не переступала период созревания. Что до отлично развитого и сформированного тела, с помощью которого он Коронерское расследование 2 глава получил титул “самого атлетичного человека в мире”, невзирая на свои обширно освещенные в прессе физические тренировки, это геркулесово телосложение просто не было его естественной генетической способностью. Более того, в особенности принципиально для осознания ранешних лет Брюса то, что основной симптом, который наблюдается практически у всех деток с Коронерское расследование 2 глава нелеченым крипторхизмом, это психосоциальная незрелость.

8 декабря жители страны восходящего солнца перебежали границу Гонконга. Последующей ночкой 38-я дивизия японской армии штурмовала гранатами и автоматами местность к югу от Коулуна, известную как «Аллея контрабандистов», сразу бомбардируя и обстреливая артиллерийским огнем местность у аэропорта Кай Так и разнося в щепки Царские Коронерское расследование 2 глава ВВС Англии. К рассвету японские артиллеристы обстреливали оборотную сторону гавани, а пикирующие бомбовозы сбрасывали бомбы на Центральную площадь, и в первый раз в истории полный хаос стукнул по прибрежной части городка. Гонконг стремительно пал перед японцами на Рождество 1941-го, после символического, но отчаянного боя с гонконгскими волонтерами, рядовыми английской и индийской Коронерское расследование 2 глава армии, и молодым, неопытным экспедиционным подразделением из Канады. В примыкающем Коулуне отец Брюса, Ли Хойчень, чуть избежал погибели, когда бомба пробила крышу курильни опиума, где он был неизменным гостем. Хотя бомба не взорвалась, она насмерть раздавила человека, спавшего на примыкающей кровати.

Через пару недель японский воевода генерал Коронерское расследование 2 глава-лейтенант Рэнсукэ Исогаи расположил собственный 1-ый манифест на пьедестале скульптуры царицы Виктории на одноименной площади: “С теми, кто преступит закон и не будет находиться в положенных местах, я поступлю согласно военному закону, не проявляя жалости”.

Деяния японцев в Гонконге были зазорными. Сходу после вторжения они специально разрешили своим войскам Коронерское расследование 2 глава творить, что желают, и те всюду насиловали и грабили. Тогда как кэмпэйтай (военная милиция) истязала пленников с той же готовностью и беспощадностью, что и гестапо, к китайскому популяции в целом относились с абсолютным высокомерием.

Прохожий, который не поклонился японским бойцам, получал пощечину либо удар прикладом винтовки. Многие другие были бесцеремонно высланы Коронерское расследование 2 глава за решетку. Как говорит легенда, в это время Брюс, чуть выросший из памперсов, как говорят, взобрался на крышу строения, яростно тряся кулаком японским самолетам, пролетавшим над головой.

Японская оккупация отдала бессчетным триадам Гонконга беспримерную возможность закрепить контроль над черным рынком и торговцами-нелегалами. С ликвидированием английской администрации и милиции синдикаты Коронерское расследование 2 глава триад достигнули соглашения с японцами, и им было позволено управлять незаконным делом в обмен на предоставление жителям страны восходящего солнца разведданных и помощи в сохранении порядка. Также в качестве 1-го из пт соглашения жители страны восходящего солнца убили гонконгские полицейские сводки о триадах.

Будучи обыденным ребенком Коронерское расследование 2 глава, Брюс смотрел, как на его очах рушится родина. Школы практически пустовали. Пища и горючее быстро сокращались, всюду свирепствовали уличные банды, которыми управляло организованное криминальное общество, фактически диктовавшее, какие китайцы будут есть, а какие останутся голодными. Так как милиция чуть могла совладать с каждодневным уровнем суровых злодеяний и направляла меньше Коронерское расследование 2 глава внимания на большие синдикаты, триады использовали задачи милиции в собственных целях. Во время масштабного послевоенного движения набора в полицию сотки членов триад потаенно вступили в японскую полицию.

Потом, в августе 1945-го, после того, как южноамериканская атомная бомба была сброшена на Хиросиму, сэр Сесиль Харкурт из английского флота вошел в Коронерское расследование 2 глава “обворожительную гавань” во главе английского флота, чтоб вернуть присутствие ее величества в опустошенной войной английской колонии Гонконга. Хотя китайцы успокоились, видя, как англичане пробуют возвратить дом правительства, дела меж Драконом и Львом продолжали оставаться взаимно холодными. Хоть и сделали вид преданного подчинения, по сути китайцы просто вытерпели англичан. Когда Брюс был ребенком Коронерское расследование 2 глава, в театрах в финишных титрах звучал гимн "Боже, Храни Царицу”, но эта практика была прекращена из-за недочета патриотической реакции. Малочисленные англичане стояли по стойке смирно во время выполнения гимна, когда китайские зрители индифферентно уходили прочь. Неспешный исходя из убеждений перемен, практически 20 лет спустя в 1964-ом, Гонконг вошел в Коронерское расследование 2 глава историю как единственный город в мире, в каком именитые волосатики Британии – «Битлз», утратили свои средства.

Начав в 6 и продолжая до 18-ти лет, Брюс интенсивно снимался в китайских фильмах, где сыграл в более чем 2-ух 10-ках картин. Но именовать его детской звездой, как будто он был китайским аналогом Мики Руни Коронерское расследование 2 глава, было бы огромным заблуждением. В китайской киноиндустрии никогда не было детских звезд, какими мы знаем их на Западе. У их есть только малыши, которые играют в китайских фильмах. Правильно, что Брюс был нехорошим учеником в школе, и не считая средних оценок по искусству и истории, получал двойки Коронерское расследование 2 глава и нередко временно исключался за нехорошее поведение и драки. Наподобие мира бизнеса, даже в 1950-х образовательная система Гонконга была отмечена жесткой конкурентнстью, до таковой степени, что будущее малыша определялось аттестатом нулевого класса в школе.

Будучи проблемным и неусидчивым ребенком, в возрасте пятнадцати лет Брюс показал живой энтузиазм к боевым искусствам Коронерское расследование 2 глава. Для справки: в это время большая часть школ боевых искусств Гонконга были или обществами триад как такими либо являлись филиалами триад.

Сначала Брюсу проявили грациозное искусство тай чи, но он стремительно утомился, так как на его взор оно было неэффективно, и начал учить стиль кунг-фу Хунга. В Коронерское расследование 2 глава конце концов он отказался и от стиля Хунг, типо так как потерпел поражение в бою. По сути с рождения и до самой погибели Брюс интересовался системой боевых искусств, которая сделала бы его победителем на улице.

Некое время он был неравнодушен к стилю кунг-фу вин-чунь, так как изучающие его изредка Коронерское расследование 2 глава проигрывали уличные бои. В 1956-ом Брюс присоединился к школе Вин-Чунь. Этот стиль преподавал величавый мастер Ип Ман, который был неплохим другом отца Брюса Хойченя. Они познакомились еще когда жили в маленький деревушке в Кантоне. Знаменитый по праву Ип Ман, весивший наименее 110 фунтов, по словам Брюса, был человеком Коронерское расследование 2 глава с самым жестким ударом кулака из числа тех, кого он встречал, и по слухам в один прекрасный момент убил человека одним махом. На первой стадии обучения процесс шел тяжело, и Брюса на упражнениях нередко сбивали с ног. Но к концу первого года обучения он стал одним из самых Коронерское расследование 2 глава подающих надежды учеников Ип Мана, и скоро стал одержим идеей в один прекрасный момент стать мастером. К концу второго года он достигнул уровня продвинутого ученика, который нередко и дерзко лупил себя кулаком в грудь. Вспоминал его брат Роберт: “Брюс был владыкой хулиганов, боссом всей школы (имеется в виду средняя Коронерское расследование 2 глава школа, в какой обучался Брюс)”. И даже Ип Ман отмечал, что “Брюс полностью сконцентрирован и дерется как безумный”.

Отлично понятно, что юношей Брюс испытывал привязанность к уличным бандам, и его нередко можно было отыскать болтающимся по улицам с цепями и ножиками. Также правильно, что триады всегда использовали этих матерых хулиганов Коронерское расследование 2 глава в качестве временного источника силы. В отличие от юных банд, отлично узнаваемых в Соединенных Штатах, члены гонконгских банд всегда имели симпатичный внешний облик и кратко стригли волосы. Что до высшего эшелона офицеров триад, то они разительно отличались от главарей мафии, выставляемых напоказ перед телекамерами в США. Облаченные в синие Коронерское расследование 2 глава и сероватые костюмчики, умеренные рубахи и галстуки, они были больше похожи на банкиров, чем на крестных отцов мафии.

По имеющимся данным никто не подтверждал, что Брюс Ли когда-либо официально заходил в состав той либо другой триады. Может быть это из-за того, что признанное членство в триаде всегда числилось Коронерское расследование 2 глава в Гонконге суровым злодеянием. Более того, члены триад скрепляли кровью клятву о неразглашении. С редчайшими исключениями члены триад быстрее бы погибли, чем нарушили эту клятву, даже перед сенатской подкомиссией Соединенных Штатов по организованной преступности.

Но в конце 1970-х отъявленный шеф триады, приговоренный к заключению в США, сделал заявление Коронерское расследование 2 глава не для протокола. Его звали просто Ма. “Когда мне было 14, я присоединился к триаде. Как и во всех организациях, куда вступают, ты должен принести клятву о неразглашении, скрепив ее кровью, и обещая никому и никогда не говорить о деятельности триады. Мое вступление в триаду было очень естественным процессом Коронерское расследование 2 глава, так как когда мне было 10 лет, я тусовался с членами триад и играл с ними. Так как я был достаточно мал, от меня не очень много требовалось, но через пару лет я стал учавствовать в уличных боях для защиты собственной местности. Мы часть дрались с триадами Засунь Йи Онь и Уо Коронерское расследование 2 глава Шин Уо. Когда мне было 18, будучи членом триады, я сдал экзамен и вступил в царскую гонконгскую полицию”.

Нельзя забывать и о том, триады высекли на камне своей кровью - членство в триаде продолжается всю жизнь. От этого никуда не деться. Принятый член принадлежит боссам триады до самой Коронерское расследование 2 глава собственной погибели.

В подростковые годы Брюса жизнь в колонии начала ухудшаться. В марте 1952-го в Коулуне развернулись восстания, когда правительство отказалось позволить миссии из Кантона оказать помощь жертвам огня нелегальных поселенцев. Потом в 1953-ем на Рождество территория незаконных поселенцев Гонконга Шек Кип Меи вспыхнула пламенем, оставив 53000 людей без крова, и следом Коронерское расследование 2 глава за этим в 1956-ем произошел очередной приток иммигрантов. С учетом гонконгского населения, превосходящего 2,5 миллионную отметку, бараки нелегальных поселенцев начали появляться во всех щелях. С приступом летней жары и влажности, на улицах стали вспыхивать бунты и кровопролития меж националистами и коммунистами.

И хотя на их был наложен официальный запрет, введены Коронерское расследование 2 глава ограничения, и к ним с неодобрением относились многие страны мира, в особенности их азиатские соседи, китайское население Гонконга столкнулось с жесткими мерами, наподобие тех, от которых большая часть спасались бегством. Для многих юношей единственной возможностью было отдаться в их руки и уйти в магический мир опиума либо согласиться на жизнь Коронерское расследование 2 глава уличных злодеяний. В конце 1950-х перспективы у Брюса Ли были не лучше других. На боевых искусствах нельзя было заработать средств, и выбор в пользу карьеры актера в китайских фильмах либо образования, сделал бы перспективы еще больше сумрачными.

Факт: в Гонконге самооценка человека прямо пропорциональна его возможности зарабатывать средства. Для Коронерское расследование 2 глава осознания движущей силы, которая стимулировала Брюса Ли от колыбели до могилы, очень принципиально, что многие очень недооценивают высшую ценность, которой он наделил приобретение всевластного бакса. Причина ординарна. Гонконг всегда была городом, где средства дают практически божественную власть. По всему Гонконгу кричащие признаки фуррора всегда были в большенном обилии Коронерское расследование 2 глава – розовые роллс-ройсы и розовые норковые шубы, вкрапленные драгоценностями золотые часы, личные ночные клубы, где предпринимателю может стоить 1500 баксов просто посидеть несколько часов с путаной, именные номерные знаки со счастливыми номерами, которые обходятся обладателям машин до 175000 баксов, самые дорогие в мире бизнес-центры, изготовленные из мрамора и Коронерское расследование 2 глава стекла ценой в 1 млрд баксов. Гонконг - это город, где кучка баснословно богатых китайцев меняют одни социальные излишества на другие. Кроме всего остального Гонконг всегда был местом, где бизнес превосходит все другие людские цели, когда фуррор измеряется количеством машин, шуб, восточного антиквариата и драгоценных камешков, которые есть у человека, и высотой, которую Коронерское расследование 2 глава он занимает на пике этой пирамиды. То, как каждый получает свои средства, не много тревожит гонконгцев. Сам факт наличия – вот что всегда имело значение.

Факт номер два, который никогда не изменялся: в Гонконг иммигрируют только богатые. Чтоб узреть полную картину юношества Брюса в Гонконге, нельзя проигнорировать тот факт Коронерское расследование 2 глава, что он родился в Сан-Франциско и соответственно был официально южноамериканским гражданином по праву происхождения.

Статус американо-китайского гражданина, живущего в Гонконге в 1940-50-х, был для Брюса Ли равен драгоценному. По сути ему не надо было ходить в школу, и не надо было ни перед кем заискивать, будь то семья, друзья Коронерское расследование 2 глава либо неприятели. Как блудному отпрыску все, что ему необходимо было сделать, это возвратиться в место собственного рождения и заявить о собственном праве на гражданство. Понятно, что этот редчайший титул как некоторое подобие европейской царской крови, содействовал самоуверенности Брюса, потому что сделал его принципиальной личностью в почти Коронерское расследование 2 глава всех кругах и посреди многих китайцев, так как после его окончательного переезда в Соединенные Штаты, другие могли бы последовать его примеру средством брака либо спонсорской поддержки, к чему позднее и прибегли некие члены его семьи.

К середине 1950-х криминальное общество триад на сто процентов вышло из-под контроля, и гонконгский Коронерское расследование 2 глава комиссар милиции под сильным давлением Лондона организовал «Комитет по борьбе с обществами триад». Фактически в одночасье английское управление начало первую серьезную войну против триад, арестовав более 10000 их членов. Многие были заключены в кутузку, другие депортированы, а большая часть вошли в систему полицейского надзора, напоминавшего условное освобождение.

Осенью 1958-го, по мере Коронерское расследование 2 глава приближения восемнадцатого денька рождения Брюса, Грейс села за стол с Брюсом и другими членами семьи. Старший брат Брюса Питер открыто гласил о том, что слышал на улице. Брюс нажил для себя много противников. Некие из их были члены триад, которые открыто гласили о собственном желании уничтожить Брюса. В возрасте семнадцати Коронерское расследование 2 глава Брюс уже встал на курс, грозивший обернуться для него катастрофой и был обречен стать кормом для крабов на деньке грязной гонконгской гавани. Настало время Брюсу убираться из Гонконга.

По принципным суждениям, чтоб китайскому гражданину было разрешено покинуть полуостров Гонконг и уехать в Соединенные Штаты, он был должен Коронерское расследование 2 глава получить справку из полицейского управления без единой записи о нарушениях. Когда Брюс подал запрос на получение этого сертификата, милиция сказала ему, что он находится в перечне отъявленных нарушителей. Пригодилось много усилий, чтоб обелить имя Брюса перед его отъездом. С приближением погибели с косой, в конце концов пришло время блудному отпрыску возвратиться Коронерское расследование 2 глава домой, чтоб заявить о собственном давно ожидаемом гражданстве. Так, 14 октября 1958-го Брюс Ли поднялся на палубу третьего класса лайнера Америкэн Президент Лайн с одной единственной купюрой в 100 баксов в кармашке рубахи, и пообещав папе, что “разбогатеет”, отплыл в город собственного рождения, решив себе стать стоматологом.


Глава 2

Годы, прожитые Коронерское расследование 2 глава в Сиэтле

После восемнадцатидневного путешествия по Тихому океану корабль причалил к Сан-Франциско, возвратив Брюса Ли в город его рождения. Несколько месяцев Брюс слонялся по китайскому кварталу Сан-Франциско, обучая танцам желающих, но его пребывание оказалось недолгим из-за заморочек или с каким-то человеком, или с группой людей из Коронерское расследование 2 глава китайского общества. По этому вопросу понятно мало, только о факте самой задачи.

Понятно, что в это время мама Брюса позвонила другу семьи, которая жила в Сиэтле, очень влиятельной китаянке по имени Руби Чоу, и что Брюс стремительно покинул местность Залива. Пинга Чоу, компаньона и близкого друга отца Брюса, а по Коронерское расследование 2 глава совместительству актера кантонской оперы, Руби выходила в Нью-Йорке, когда с началом 2-ой Мировой Войны труппа осталась в Штатах без средств к существованию. Годы спустя, после того, как Руби вышла замуж за Пинга, ее выбрали на должность домоуправляющей в Сиэтле.

Брюс Ли повстречал в лице Руби Чоу сложного по Коронерское расследование 2 глава нраву человека. Она обладала трехъярусным зданием, служившим и домом, и местом работы многим юным китайским иммигрантам, которые стремились начать новейшую жизнь в Америке. На цокольном этаже размещался 1-ый китайский ресторан, открытый за пределами китайского квартала Сиэтла, а два верхних этажа использовались как жилые помещения.

По приезду из Сан-Франциско Коронерское расследование 2 глава Брюс въехал в крохотную спальню на 3-ем этаже дома Руби Чоу. Деньком он прогуливался в среднюю техно школу Эдисона, а вечерком работал в ресторане ассистентом официанта. Скоро он устроился на вторую работу, по утрам набивая газеты «Сиэтл Таймс» маркетинговыми вкладышами.

В это время Брюс знакомится с человеком, который стал Коронерское расследование 2 глава его первым учеником и ассистентом инструктора в Соединенных Штатах, понимающим и эрудированным человеком по имени Джесси Гловер. В собственной книжке «Брюс Ли» Гловер вспоминал, как провел 1-ые 6 месяцев, работая с Брюсом над неуввязками с адаптацией, которые испытывал его друг и учитель.

По словам Гловера, хотя в Коронерское расследование 2 глава Гонконге Брюс получал наслаждение от собственного принципиального уличного статуса, в Америке на него смотрели частично как на ботаника с его необычными замашками и толстыми очками в роговой оправе. Вприбавок у Брюса была большая неувязка с выражением собственных мыслей, как и с произносимыми словами, как в британском, так и в китайском, и неописуемый Коронерское расследование 2 глава комплекс из-за маленького роста. И в конце концов, основная неувязка Брюса заключалась в том, что он испытывал огромные трудности с адаптацией к психологии уличного выживания в Америке, принципы которой существенно отличались от тех, к которым он привык в Гонконге.

Что касается тогдашнего представления Брюса о самом для Коронерское расследование 2 глава себя, принципиально осознавать, что в Гонконге в 1950-х спецы кунг-фу числились немногим лучше хулиганов. Возможно, по этой причине Брюс приехал в эту страну с 20 парами туфель с кубинскими каблуками и таким же количеством костюмов, и желал спортивную машину для окончания собственного вида.

Безусловно, что в собственной Коронерское расследование 2 глава жизни Брюс сделал очень огромную ставку на средства. Когда он в первый раз приехал в Сиэтл, хоть он от всей души веровал, что сумеет зарабатывать 30000 в год, штампуя киноленты о кунг-фу в Гонконге, и нередко гласил о желании в один прекрасный момент стать величайшим спецом кунг-фу в мире, чего Коронерское расследование 2 глава он по сути желал, так это стать богатой голливудской звездой.

Логично, что проницательность Гловера просто обусловила психический профиль этого юного китайского юноши, который провел последние восемнадцать лет в оккупированном иноземцами и наводненном беженцами Гонконге. Характерными для многих были ужас и неопределенность, возникающий из расовой враждебности гнев, недочет самолюбия у окутанных Коронерское расследование 2 глава паникой людей, и последняя необходимость держать под контролем каждый нюанс собственной среды.

Когда Брюс в первый раз приехал в Соединенные Штаты, он ощутил, что в собственном владении искусством вин-чунь он не вышел за рамки умений продвинутого новенького. Потому сначала 1960-х он лицезрел внутри себя неведомого китайского Коронерское расследование 2 глава спеца по кунг-фу в Америке, натравленного на отлично развитые японское и корейское общества боевых искусств. Если мы добавим к этому сокрытые национальные конфликты, существовавшие в то время, и тот факт, что Брюс еще не достигнул двадцатилетнего возраста, тогда без усилий будет понятно, как его могли беспокоить эти опаски Коронерское расследование 2 глава. Как ни удивительно, что касается боевых искусств, это возможно был единственный раз в жизни Брюса, когда он выражал какую-либо степень покорности.

Скоро после приезда в Сиэтл, Брюс начал трениться с человеком по имени Фук Янг, инструктором китайского молодежного клуба. В обмен на уроки вин-чунь Янг научил Брюса форме Коронерское расследование 2 глава под заглавием Джит Кюн и огромному количеству стилей, включая Пак-Куа и Богомола. В дополнение к этим тренировкам с Янгом, Брюс также начал учиться дзюдо у чемпиона Штатов Шудзо Като и учить кунг-фу в школе Чой Ли Фут с Ричардом Лунгом.

Проживая в Сиэтле, Брюс проводил много времени Коронерское расследование 2 глава, штудируя книжные магазины китайского квартала Сиэтла и путешествуя в Канаду в поисках текстов по боевым искусствам. За год он собрал импозантную библиотеку по необъятному ряду восточных боевых искусств. Но следом за изнурительным обучением Брюс сделал вывод, что реальных мастеров не существует, и счел это личным оскорблением. Многие личности Коронерское расследование 2 глава, близкие к Брюсу в течение его жизни, считали, что его одержимый поиск к тому, чего он достигнул как реальный мастер боевых искусств, подогревали его неудовлетворенные дела с папой.

В это время сначала 1960-х Брюс начал то, что станет бессрочным поиском собственной своей системы боевого искусства. Не останавливаясь ни перед Коронерское расследование 2 глава чем, он расширил свое обучение в области реслинга, бокса, сават, карате и фехтования, если именовать более принципиальные.

В собственной книжке «Безграничная мощь» Энтони Роббинс утверждает: “1-ые лица этого мира часто являются проф модельщиками. Это люди, которые достигнули совершенства в искусстве, исследовав все, что можно, следуя больше опыту других людей, чем Коронерское расследование 2 глава собственному собственному”. И дальше: “Чтоб смоделировать совершенство, вы должны стать детективом, профессионалом, тем, кто задает огромное количество вопросов и выслеживает все ниточки, ведущие к совершенству”. Одно из величайших плюсов Брюса заключалось в том, что он стопроцентно уяснил этот принцип в собственной жизни.

Брюс всегда утверждал, что терпеть не Коронерское расследование 2 глава может китайский ресторанчик Руби Чоу, так как считал, что она эксплуатирует дешевенькую китайскую рабочую силу, хотя по сути все было еще проще – он считал себя выше мытья посуды за наименьшую зарплату. По воззрению Брюса он был детской звездой и очень пользующимся популярностью бандитом в Гонконге. Хотя бы из-за близости Руби Коронерское расследование 2 глава к его мамы, он считал, что она должна была относиться к нему как к вожделенному гостю, когда он стремился получить образование и преследовал другие интересы. Спустя некое время Брюс возненавидел один вид Руби и ее ресторана, и за последние 30 лет единственный комментарий Руби в отношении Брюса был постоянным, независимо Коронерское расследование 2 глава от того, кто ее спрашивал: “Меня всегда учили, что если не можешь сказать о ком-то что-то не плохое, не гласи ничего”.

С конца 1950-х Брюс начал учить кунг-фу маленькую группу учеников. В то время его малочисленные последователи платили недостаточно для денежного поддержания платной Коронерское расследование 2 глава школы, потому они встречались в неформальной обстановке в местных публичных парках и местах отдыха.

Что касается учебы, то в средней технической школе Эдисона Брюс сохранил средний балл успеваемости 2.6, и в конце концов поступил в институт Вашингтона после получения диплома средней школы в возрасте 20 лет. Скоро после поступления в институт, он по уши Коронерское расследование 2 глава втрескался в привлекательную япошку по имени Эми Саньбо.

Низкая ростом и при всем этом неописуемо прекрасная, Эми вспоминала о собственном болезненном ранешном детстве, когда сначала 2-ой Мировой Войны она и ее семья были интернированы правительством Соединенных Штатов.

“В моей памяти все еще свежайши мемуары о лагере Тьюл Лейк Коронерское расследование 2 глава, и это было далековато не самое приятное место. До 10 лет меня не переставали мучать кошмары, сны, как среди ночи проезжали танки, а бойцы наводили на меня орудие, когда мне было три годика. Помню, как на моих очах погибали люди. Вот у меня перед очами лежит мертвый человек, а Коронерское расследование 2 глава рядом супруга придавливает полотенце к его горлу, где алеет нанесенная ему от уха до уха рана”. В очах Эми эта картина сменяется портретом отца, висевшим рядом с книжным шкафом из красноватого дерева. “По вечерам отец включал шестую симфонию Бетховена, пастораль. И хотя семье разрешили взять всего два чемодана в Коронерское расследование 2 глава лагерь для интернированных, он набил их пластинками и классикой Гарварда. Так что я засыпала под шестую симфонию Бетховена, пока отец читал мне Торо”.

После окончания войны Эми и ее семья какое-то время жили на полуострове Вашон, а потом переехали в Белвью. Это места, где отец Эми был смотрителем. После Коронерское расследование 2 глава погибели отца мама забрала Эми и ее сестру в Сиэтл. “Думаю, можно сказать, что мы жили там, что на данный момент именуют гетто. Вечерами становилось очень оживленно, повсевременно слышались сирены полицейских машин, клики проституток, работавших на улице”.

Эми вспоминает, как в первый раз увидела Брюса Ли. “Я посиживала Коронерское расследование 2 глава в ХАБе (студенческое общежитие) и про себя отмечала, что этот азиат пододвигается все поближе и поближе к тому месту, где мы посиживали. Так либо по другому, мне необходимо было идти на занятия, и я начала проходить мимо него, как он вдруг подпрыгнул и схватил мою руку, огромным пальцем Коронерское расследование 2 глава руки сжав ее с таковой силой, что я пошевелила мозгами, что умру, у меня подкосились колени, я уронила книжки на пол и заорала: “Отойди от меня, пока я не разозлилась!” Он сделал это, и я спросила его, для чего он так меня схватил, а он ответил, что показывал что-то собственному Коронерское расследование 2 глава другу. Я понятия не имела, о чем он гласит. Мне просто было больно. И боль не прекращалась целую неделю, я имею в виду, у меня остался синяк на руке. Я пошевелила мозгами про себя: “Ну и законченный придурок!”, оборотилась и пошла прочь.

“В последующие две недели Брюс продолжал появляться из Коронерское расследование 2 глава ниоткуда” – продолжает Эми. “И он спрашивал: ‘Как себя ощущаешь? С тобой все в порядке? Меня зовут Брюс Ли'. Он был таким напористым. Он находил хоть какой предлог, чтоб заговорить со мной”.

В течение жизни возможно наибольшим недочетом в нраве Брюса было то, что он считал совсем неосуществимым Коронерское расследование 2 глава просить прощения перед кем-либо. Все же, он нередко находил другие методы загладить свою вину, как это было и с ранешным нападением на Эми.

“Я повредила щиколотку во время тренировки по танцам, и в итоге мне пришлось ходить на костылях целую неделю” – улыбнулась Эми, покачав головой, как будто не веря своим Коронерское расследование 2 глава словам. “И для того чтоб попасть с утра в школу, мне необходимо было пройти через автомобильную стоянку, пересечь 23-ю авеню, а позже подняться по невероятному лестничному маршу из 367 бетонных ступенек к северу от футбольного стадиона. Это был реальный квест. А позже как-то днем появился Брюс, взял меня на Коронерское расследование 2 глава руки и понес, вкупе с книжками, костылями и томным пальто до самого конца этих ступенек! Это было не только лишь подвигом, да и роскошным жестом. И он делал это каждый денек всю неделю, пока я прогуливалась на костылях. И он делал это не только лишь на лестнице. После Коронерское расследование 2 глава школы он носил меня на руках на 3-ий этаж моей комнаты и везде, где на его взор у меня могли появиться трудности. Думаю, это более чем загладило его вину от того, что он оставил синяк на моей руке”.

“Больше всего мне нравилось в Брюсе то, что он никогда Коронерское расследование 2 глава не извинялся за то, что был азиатом” – вспоминает Эми. “В то время большая часть моих восточных компаньонов извинялись. Я имею в виду они занимали второстепенное положение по отношению ко всем белоснежным, что приводило меня в ярость. Брюс был так уверенным в себе, что это было так здорово. Он был азиатом. У Коронерское расследование 2 глава него было восточное лицо, схожее на мое, и он не извинялся за это, и мне это очень нравилось”.

Эми вспомнила о том времени, когда Брюс, человек, которого изредка кто-то стращал, пересекся со всемирно известным Теодором Ретке. “И вот стоит величавый Теодор Ретке, владелец премии Пулитцера, а Коронерское расследование 2 глава мы с Брюсом вдвоем увлечены в классе Ретке в институте. Здесь вам необходимо знать, что Теодор Ретке был единственным педагогом на отделении британского языка, у которого был собственный кабинет. И вот заходит Ретке – человек так большой, что он нередко описывал себя в виде медведя в собственных поэмах – и гласит: 'Я Ретке Коронерское расследование 2 глава, поэт! Вы в моем кабинете!’ Я была в полном шоке и пошевелила мозгами: 'Ретке, Боже мой!’ И мне хватило мозга отойти: ‘Хорошо, я склонюсь в уважении. Буду молчать'. Но Брюс и не помыслил отойти. Он встал, подошел прямо к Ретке, и, указав на себя рукою, произнес: ‘Я Брюс Коронерское расследование 2 глава Сифу Ли', с ударением на Сифу, ‘мастер кунг-фу’. Боже мой, я уже была готова пролезть под дверцей, в тайне надеясь, что Ретке не увидел меня. Кажется, я стояла какое-то время в изумлении, а потом последующее, что я помню, это как я поднимаю глаза и вижу Коронерское расследование 2 глава, что Брюс стоит у доски с куском мела, читая лекцию Ретке, сидячему в первом ряду! И Брюс разъясняет поэту, владельцу премии Пулитцера, базы кунг-фу и отрисовывают китайских героев на всей доске Ретке. Вот так последующие полчаса я стояла, полностью завороженная тем, как Брюс обвораживает, если не сказать гипнотизирует Коронерское расследование 2 глава, Теодора Ретке и задумывалась: ‘Боже мой, это совсем и полностью неописуемо!’ Это было в 1961-ом, на первом курсе обучения Брюса в институте. Они больше не виделись, и к огорчению величавый поэт погиб два года спустя. А практически ровно через 10 лет не стало и Брюса”.

Эми была профессиональным и обширно общепризнанным Коронерское расследование 2 глава хореографом танцев в течение 30 лет. Она вспоминает о собственных первых впечатлениях о Брюсе.

“В то время Брюс следил за тем, как двигались темные, так как они были такими потрясающими танцорами, а Брюс был общепризнанным фаворитом по ча-ча-ча в Гонконге. Потому он следил за темными. И я лицезрела, как он Коронерское расследование 2 глава глядит, как они прогуливаются по улице. Думаю, сначала он их просто пародировал, а скоро нашел свое уникальное самовыражение. Но вне зависимости от конечного результата, помню, задумывалась, что в этом человеке что-то есть. Он необыкновенный, и я лицезрела это в его движениях”.


korporativnoe-upravlenie-v-rossii.html
korpus-4-lekcionnij-zal.html
korpus-gidrozamka.html