Коронация, или Последний из романов - страница 18


Фандорин скривил угол рта.

– Я не знаю, что этому человеку больше необходимо – средства либо само злодейство. Это не обыденный стяжатель. Это реальный поэт зла, виртуозный инженер коварства и беспощадности. Я уверен, что доктор Коронация, или Последний из романов - страница 18 получает удовольствие от выстраивания головоломных криминальных конструкций, и на этот раз он затмил себя самого – построил настоящую Эйфелеву башню. Мы подкосили это замудренное сооружение, и оно упало, но своими осколками, кажется, значительно Коронация, или Последний из романов - страница 18 повредило здание русской монархии.

Я тяжко вздохнул, подумав о том, что вчерашняя трагедия и по правде может привести к непредсказуемым последствиям. Вроде бы не вышло мятежа. А о том, что станут писать Коронация, или Последний из романов - страница 18 эмигрантские газеты либо пресса недружественных государств, и помыслить было жутко.

– Я не очень сообразила вашу аллегорию об обрушившейся башне, но мне кажется, Эраст, вы очень правильно подметили главную особенность натуры Линда, – согласно закивала Коронация, или Последний из романов - страница 18 Эмилия. – Он конкретно поэт зла. И ненависти. Этот человек полон ненависти, он практически ею просачивается. Если бы вы только слышали, как он произносит ваше имя! Я уверена, что сведение счетов с вами Коронация, или Последний из романов - страница 18 для него означает никак не меньше, чем этот злополучный бриллиант. Кстати, я верно сообразила смысл выкриков доктора? Камень остался у вас?

– Хотите посмотреть?

Фандорин достал из кармашка свернутый платок, вытащил бриллиант Коронация, или Последний из романов - страница 18, и голубоватые грани засверкали радужными огоньками, притянув лучи утреннего солнца.

– Как много света, – вдумчиво произнесла мадемуазель, чуток прищурившись от невыносимого сияния. – Я знаю, что же это все-таки за свет. За века камень Коронация, или Последний из романов - страница 18 загасил огромное количество жизней, и они все сейчас сияют там, снутри. Я уверен, что за последние деньки, напитавшись новым кормом, “Орлов” засверкал еще ярче.

Она посмотрела на меня – точнее, на мою маковку и Коронация, или Последний из романов - страница 18 произнесла:

– Простите, Атанас, вчера я была очень увлечена собой и даже не спросила, что с вами случилось. Откуда у вас на голове эта багряная шишка?

– Ах, вы ведь ничего не Коронация, или Последний из романов - страница 18 понимаете! – спохватился я. – Потому и про Эйфелеву башню не сообразили.

И я поведал ей про вчерашнее побоище на Ходынском поле, завершив собственный рассказ словами:

– Линд не только лишь безжалостен, да и сверхъестественно ловок Коронация, или Последний из романов - страница 18. Тыщи людей погибли, а он вышел сухим из воды.

– Нет-нет, тут не только лишь ловкость, – всплеснула рукою мадемуазель, и покрывало сползло с ее плеча.

Возможно, со стороны наша троица смотрелась Коронация, или Последний из романов - страница 18 престранно: Фандорин в белоснежном галстуке, я в порванной куртке и дама, укутанная в шелковое покрывало – другого облачения для Эмилии взять было негде.

– По-моему, доктор Линд из числа тех людей, кто Коронация, или Последний из романов - страница 18 любит одним выстрелом уничтожить 2-ух зайцев, – продолжила мадемуазель. – Когда мы бежали тем страшным подземным ходом, он по-немецки произнес своим людям – уже после того, как вы кликнули ему про обмен: “У меня в Москве Коронация, или Последний из романов - страница 18 еще четыре дела: бриллиант, Фандорин, царевич Симон и этот иуда Карр”. Таким макаром, я полагаю, Эраст, что ваше предположение относительно игры в ревность ошибочно. Линд и по правде оскорблен изменой собственного Коронация, или Последний из романов - страница 18 хахаля. А что до вчерашней катастрофы, то скорее всего, она преследовала и другую цель: поквитаться с столичным генерал-губернатором. Если б Линд желал просто скрыться, он бы придумал чего-нибудть наименее Коронация, или Последний из романов - страница 18 сложное и рискованное. Его ведь и самого могли растоптать в давке.

– Вы очень умная дама, мадемуазель, – с суровым видом произнес Эраст Петрович. – Так вы полагаете, что жизнь любителя крашеных гвоздик в угрозы?

– Безусловно. Линд не Коронация, или Последний из романов - страница 18 из числа тех людей, кто отступает либо прощает. Беды только разогреют кипящую в нем ненависть. Понимаете, у меня создалось чувство, что гомосексуализму эти люди присваивают какое-то особое, практически Коронация, или Последний из романов - страница 18 магическое значение. Линдовы головорезы не просто страшились либо уважали собственного главаря. Мне показалось, что они в него влюблены – если тут уместно это слово. Линд вроде султана в гареме, только заместо одалисок его Коронация, или Последний из романов - страница 18 окружают воры и убийцы. Думаю, насчет мистера Карра вы были правы – для Линда он вроде болонки либо левретки, совмещение полезного с приятным. Я уверена, что доктор ему не спустит измены.

– Значит, Карра необходимо Коронация, или Последний из романов - страница 18 выручать. – Фандорин положил на стол смятую салфетку и поднялся. – Эмилия, мы отправим вас в Эрмитаж, и вы предупредите британца об угрозы.

– Вы предлагаете мне явиться во дворец замотанной в эту тряпку? – негодующе Коронация, или Последний из романов - страница 18 воскрикнула мадемуазель. – Ни за что! Лучше уж возвратиться в погреб!

Эраст Петрович озадаченно потер подбородок.

– В самом деле. Я об этом не поразмыслил. Зюкин, вы п-понимаете чего-нибудть в дамских платьицах Коронация, или Последний из романов - страница 18, шляпках, туфлях и всём таком?

– Совсем незначительно, – признался я.

– А я и того меньше. Но делать нечего. Дадим Эмилии возможность совершить утренний т-туалет, а сами тем временем наведаемся на Мясницкую Коронация, или Последний из романов - страница 18, в магазины. Чего-нибудть купим. Эмилия, вы доверитесь нашему вкусу?

Мадемуазель придавила руку к груди:

– Вам, мои дохогие господа, я довехяю во всиом.

У Мясницких ворот мы тормознули, в нерешительности оглядывая вывески магазинов готового платьица Коронация, или Последний из романов - страница 18.

– Как вам вон тот? – показал Фандорин на зеркальную витрину с надписью “Последние парижские моды”. – Раз п-парижские, то, правильно, отличные?

– Я слышал, как ее императорское высочество гласила, что в этом Коронация, или Последний из романов - страница 18 сезоне мода на всё английское. К тому же, не будем забывать, что мадемуазель Деклик не имеет и того, без чего солидные дамы не обходятся.

– В к-каком смысле? – уставился на меня Коронация, или Последний из романов - страница 18 непонятливый Фандорин, и пришлось выразиться прямее:

– Нижнее белье, чулки, штаны.

– Да-да, вправду. Вот что, Зюкин, я вижу, что вы в т-таких делах человек сведущий. Командуйте.

1-ая трудность появилась в обувной лавке. Смотря Коронация, или Последний из романов - страница 18 на штабеля коробок, я вдруг сообразил, что совсем не представляю, какой нам нужен размер. Но тут кстати пришлась фандоринская наблюдательность. Он показал приказчику свою ладонь и повелел:

– Вот столько плюс полтора дюйма Коронация, или Последний из романов - страница 18. Думаю, будет в самый раз.

– А какой прикажете фасончик? – изогнулся приказчик. – Имеем прюнелевые башмачки на каблучке в три четверти – последний шик-с. Либо вот не угодно ли атласные баретки, туфли Коронация, или Последний из романов - страница 18 из набивного сатентюрк, кимринские юфтевые полусапожки, шоссюрки от “Альбен Пико”?

Мы переглянулись.

– Давайте те, которые последний шик, отважился Фандорин и заплатил девятнадцать рублей 50 копеек.

С сиреневой коробкой в руке мы двинулись далее. Вид этого Коронация, или Последний из романов - страница 18 роскошного картонного сооружения напомнил мне об ином вместилище, которого я не лицезрел со вчерашнего вечера.

– А где шкатулка? – спросил я, в один момент забеспокоившись. – Не ровен час, влезут воры. Понятно, сколько Коронация, или Последний из романов - страница 18 в Москве всякой швали.

– Не б-беспокойтесь, Зюкин. Шкатулку я упрятал так, что и сыскной отдел милиции не найдет, – успокоил он меня.

Платьице и шляпку мы приобрели достаточно просто, в магазине “Бо Брюммель Коронация, или Последний из романов - страница 18. Продукты из Лондона”. Нам обоим пришлось по сердечку светло-палевое платьице из барежа-шамбери с золотой нитью и накидкой-сорти. Фандорин выложил за него 100 30 5 рублей, и, ей-богу, оно стоило Коронация, или Последний из романов - страница 18 этих средств. Шляпка из узорчатого тюля с шотландским фаншоном (мой выбор) встала в четвертную. Эрасту Петровичу показались излишеством бумажные фиалки на тулье, а на мой взор они отлично шли к очам Эмилии Коронация, или Последний из романов - страница 18.

Тяжело пришлось в магазине дамского белья. Тут мы задержались навечно, так как не могли толком ответить ни на один вопрос продавщицы. Фандорин смотрелся смущенным, я же и совсем был готов под землю провалиться Коронация, или Последний из романов - страница 18 – в особенности, когда бесстыдная девушка стала допытываться про размер бюста.

Конкретно в этой лавке я подслушал разговор, от которого мое настроение решительно испортилось, так что я не стал участвовать в обсуждении Коронация, или Последний из романов - страница 18 покупок, всецело положившись на Эраста Петровича.

Говорили две дамы – вполголоса, но было отлично слышно.

– …А сударь прослезился и гласит: “Это символ выше, что мне не надо царить. Я сложу с себя венец и уйду Коронация, или Последний из романов - страница 18 в монастырь, чтоб весь остаток моих дней молиться о душах погибших”, – гласила одна, полная и принципиальная, но, судя по виду, не из наибольшего света. – Мой Серж слышал это своими ушами, так как Коронация, или Последний из романов - страница 18 вчера состоял при его высочестве дежурным бюрократом.

– Какое величие души! – восхитилась собеседница, дама помоложе и поординарнее, взиравшая на толстуху с уважением. – А что Симеон Александрович? Неужто правду молвят, что это конкретно он Коронация, или Последний из романов - страница 18 уговорил царя и королеву все-же отправиться на этот злополучный бал?

Я потихоньку подобрался поближе, делая вид, что увлечен разглядыванием каких-либо узорчатых штанишек с рюшами и оборочками.

– Сущая правда, – снизила Коронация, или Последний из романов - страница 18 глас 1-ая. – Серж слышал, как его высочество произнес: “Эка значимость! Быдло потоптало друг дружку в давке за дармовщиной. Много ребячиться, Ники, ступай царить”.

Навряд ли у полной дамы хватило бы фантазии Коронация, или Последний из романов - страница 18 такое придумать. Как это похоже на Симеона Александровича – повторить слово в слово фразу, некогда сказанную Александру Благословенному убийцей его венценосного отца!

– Ах, Филиппа Карловна, но для чего же было в таковой вечер отчаливать на Коронация, или Последний из романов - страница 18 бал к французскому посланнику!

Филиппа Карловна горестно вздохнула, построила глаза горе.

– Что я могу вам ответить, Полинька? Только повторить слова Сержа: “Кого захотит наказать – лишит разума”. Как видите, граф Монтебелло специально Коронация, или Последний из романов - страница 18 для бала повелел привезти из Франции 100 тыщ роз. Если бал перенести, розы бы завяли. Потому их величества посетили раут, но в символ траура не стали плясать. А по Москве посреди простонародья уже Коронация, или Последний из романов - страница 18 слухи прогуливаются, что правитель со собственной немкой отплясывали да радовались, что столько православных душ погубили. Страшно, просто страшно!

Господи, помыслил я, какое непростительное легкомыслие. Из-за каких-либо роз настроить против себя всю Коронация, или Последний из романов - страница 18 Россию! Трагедию на Ходынке еще можно было бы разъяснить злосчастным стечением событий, устроить показательный трибунал над устроителями гуляний – что угодно, лишь бы сохранить авторитет высокой власти. А сейчас всеобщая ненависть Коронация, или Последний из романов - страница 18 обвалится не на столичного генерал-губернатора, а на царя с царицей. И все будут повторять: розы им дороже людей.

Мы шли по улице назад, неся огромное количество коробок и свертков. Не знаю, о чем размышлял Коронация, или Последний из романов - страница 18 Фандорин, не слышавший разговора 2-ух покупательниц, но вид у него был сосредоточенный – возможно, он выстраивал план последующих действий. Я сделал над собой усилие и тоже перестроился на практический лад Коронация, или Последний из романов - страница 18: как разыскать беглого лорда Бэнвилла, а вкупе с ним Миши Георгиевича?

И вдруг тормознул как вкопанный.

– А Фрейби? – воскликнул я.

– Что Фрейби?

– Мы совершенно про него запамятовали, а он тоже человек Линда Коронация, или Последний из романов - страница 18, это разумеется! И доктор оставил его в Эрмитаже непопросту – чтоб иметь собственного соглядатая. Ну естественно! – простонал я, переживая от запоздалости собственного озарения. – Фрейби с самого начала вел себя удивительно. В 1-ый же Коронация, или Последний из романов - страница 18 денек он произнес, что в доме наверное есть шпион. Нарочно уводил в сторону, чтобы на него не пало подозрение! И еще, я совершенно запамятовал вам сказать. Когда я с лейтенантом Эндлунгом отчаливал отслеживать Бэнвилла и Коронация, или Последний из романов - страница 18 Карра, Фрейби произнес мне: “Сейчас смотрите лучше”. Это еще тогда меня поразило – будто бы он знал, на какое дело я отправляюсь!

– “Сейчас смотрите лучше”? Так и произнес? – опешил Фандорин.

– Да, с Коронация, или Последний из романов - страница 18 помощью собственного словаря.

Разговор пришлось оборвать, так как мы уже подходили к дому.

Мадемуазель встретила нас всё в том же покрывале, но причесанная, похорошевшая и благоухающая.

– О, подахки! – воскрикнула она, с экстазом разглядывая Коронация, или Последний из романов - страница 18 нашу поклажу. – Ах, скохее, скохее!

И принялась прямо в прихожей развязывать ленты и тесемки.

Мы с Фандориным стояли в сторонке и беспокоились.

– Mon Dieu, qu'est que c'est Коронация, или Последний из романов - страница 18? – пробормотала Эмилия, извлекая из розовой обертки избранные Эрастом Петровичем штаны. – Quelle horreur! Pour qui me prenez vous!? (Господи, что это? Какой кошмар! За кого вы меня принимаете!? (фр.))

На Фандорина было жаль глядеть. Он Коронация, или Последний из романов - страница 18 совершенно сник, когда мадемуазель объявила, что розовый корсет с фиолетовой шнуровкой совсем вульгарен, такие носят только кокотки, а по размеру превосходит ее умеренные пропорции само мало в три раза.

Я был Коронация, или Последний из романов - страница 18 возмущен. Этому человеку ничего нельзя поручить! Стоило мне на минутку отвлечься, и он всё разладил. Из всех его приобретений одобрение получили только шелковые чулки.

Но далее меня ожидал удар Достав из коробки Коронация, или Последний из романов - страница 18 волшебную шляпку с фиалками, которая мне так приглянулась мадемуазель поначалу удивленно подняла брови, а позже прыснула. Подбежала к зеркалу, повертела головой и так и этак.

– Un vrai epouvanteil! (Истинное чучело! (фр.)) – такой был Коронация, или Последний из романов - страница 18 свирепый приговор.

Замечательное платьице из барежа-шамбери и прюнелевые башмачки, последний парижский шик, получили более серьезную оценку.

– Я вижу, господа, что в важнейших вещах доверять вам нельзя, – со вздохом заключила Коронация, или Последний из романов - страница 18 Эмили. – Хорошо, лишь бы доехать до Эрмитажа, а там пepeоденусь.

Перед тем, как усадить мадемуазель в пролетку Эраст Петрович давал последние наставления:

– Расскажете, что мы с Зюкиным выручили вас из плена и Коронация, или Последний из романов - страница 18 продолжаем заниматься розысками Линда. Наш адресок не выдавайте. Про то, что “Орлов” и остальные драгоценности у нас, вам ничего не понятно. Отдыхайте, набирайтесь сил. И вот еще что. – Он перебежал на шепот , хотя извозчик Коронация, или Последний из романов - страница 18 все равно по-французски осознать не мог – Судя по всему, Фрейби – человек Линда. Приглядывайте за ним и будьте в особенности аккуратны. Но Карновичу об этом ни слова, а то полковник от рвения может Коронация, или Последний из романов - страница 18 всё попортить про Бэнвилла же обязательно ему поведайте – пусть милиция подключится к розыскам, это осложнит Линду существование. Ну всё, до свиданья. Если будет что-то срочное – телефонируйте. Номер вам Коронация, или Последний из романов - страница 18 известен…

И он пожал ей руку. Ах, перчатки, сообразил я. Мы совершенно запамятовали приобрести для нее перчатки!

– До свидания, друзья мои. – Эмилия похлопала длинноватыми ресничками, перевела взор с Фандорина на меня. – Я навеки ваша должница Коронация, или Последний из романов - страница 18. Вы вызволили меня из этого кошмарного подвала, где я задыхалась от аромата ха гнилостной картошки. – Ее сероватые глаза озорно блеснули.

– Это было очень романтично, совершенно как в рыцарском романе. Правда, мне Коронация, или Последний из романов - страница 18 не доводилось слышать, чтоб рыцари, освобождая кросотку из заколдованного замка, прибегали к помощи дворницкого лома.

Она помахала нам рукою на прощанье, и коляска двинулась в сторону Мясницких ворот.

Мы длительно смотрели вослед – пока Коронация, или Последний из романов - страница 18 пролетка не скрылась за поворотом. Я искоса посмотрел на Фандорина. Вид у него был задумчивый и даже несколько рассеянный. Это мне совершенно не понравилось. Уж не проникся ли сей бабник особыми эмоциями Коронация, или Последний из романов - страница 18 к Эмилии?

– Что далее? – с нарочитой сухостью спросил я.

Лицо Фандорина вдруг стало темным и решительным, но ответил он мне не сходу, а после очень длительной паузы.

– Итак, Зюкин, дамы и Коронация, или Последний из романов - страница 18 обозы в неопасном месте. Мы опять на т-тропе войны. Доктор Линд разгуливает на свободе, а это означает, что наша задачка не выполнена.

– Важнее всего спасти его высочество, – напомнил я. – Я надеюсь, что Коронация, или Последний из романов - страница 18 чувство мести не принудит вас пренебречь судьбой Миши Георгиевича.

Он смутился – это было видно. Означает, мое напоминание оказалось кстати.

– Да-да, естественно. Но в любом случае необходимо поначалу д-добраться до Коронация, или Последний из романов - страница 18 нашего неугомонного доктора. Как это сделать?

– Через Фрейби, – пожал плечами я. – Наверное у батлера есть какая-то связь с Линдом.

– Я вот всё думаю про мистера Фрейби. – Эраст Петрович поднялся по Коронация, или Последний из романов - страница 18 ступенькам и открыл дверь. – Что-то тут не складывается. Если он, вправду, человек Линда, то для чего бы ему предупреждать вас про шпиона? И для чего г-говорить, чтоб вы смотрели за его государем Коронация, или Последний из романов - страница 18 в оба? Что-то тут не так. Не могли бы вы припомнить, какие конкретно слова он произнес?

– Очень отлично запомнил. “Вы глядеть лучше сейчас”. Каждое слово по очереди вылавливал из Коронация, или Последний из романов - страница 18 лексикона.

– Хм. Как это было по-английски? You… watch out today?

– Нет, как-то по другому. – Я нахмурил лоб, роясь в памяти. – Что-то такое на буковку “б”.

– На “б”? Better Коронация, или Последний из романов - страница 18?

– Да, конкретно так!

– Ну-ка, попробуем вернуть английскую фразу. “Вы” – это you, “глядеть” – это see либо look, позже better, “сейчас” – это today. “You see better today” – это абракадабра. Стало быть, выходит “you Коронация, или Последний из романов - страница 18 look better today”.

– Да, верно! Те же слова! – обрадовался я. Эраст Петрович развел руками:

– Тогда, Зюкин, обязан вас разочаровать. Это совсем не рекомендация лучше смотреть за Линдом, а выражение, значащее “Сейчас вы выглядите лучше Коронация, или Последний из романов - страница 18”.

– Всего только? – разочаровался я.

– Увы. Вы с мистером Фрейби стали жертвами буквального перевода.

Кажется, Фандорин был горд собственной малеханькой победой. Еще бы – после вчерашнего конфуза с Бэнвиллом его слава аналитического Коронация, или Последний из романов - страница 18 гения значительно потускнела.

– Нельзя очень доверяться с-словарям. А вот относительно шпиона он вам отдал совет дельный. Мне было надо над этим задуматься с самого начала. В Эрмитаже наверное был кто-то Коронация, или Последний из романов - страница 18, шпионивший на Линда. Медику было понятно всё: и время вашего прибытия, и распорядок денька, и даже то, куда и в каком составе вы направились на прогулку. Бэнвилл, Карр и Фрейби появились очень поздно – они Коронация, или Последний из романов - страница 18 просто не успели бы всего этого узнать.

– Кто же тогда шпион?

– Давайте мыслить. – Эраст Петрович сел в гостиной на диванчик, закинул ногу на ногу. – Постойте-ка… Ну естественно!

Он хлопнул себя по колену Коронация, или Последний из романов - страница 18.

– Вы слышали, как П-почтальон вчера, на Ходынке, лицезрев вас, кликнул “Зюкин”? – Очевидно, слышал.

– А откуда он, фактически знал, что вы – Зюкин? Разве вы с ним з-знакомы?

– Нет, но он лицезрел Коронация, или Последний из романов - страница 18 меня на почтамте и, естественно, запомнил.

– Кого он лицезрел на почтамте? – Эраст Петрович вскочил на ноги. – Бюрократа министерства земледелия и муниципальных имуществ. Почтальон был должен решить, что это переодетый Фандорин. Но Коронация, или Последний из романов - страница 18 он каким-то образом сообразил, что это вы, хотя никогда п-прежде вас не лицезрел. Откуда, спрашивается, такая сверхъестественная проницательность?

– Ну, разумеется, ему позже разъяснил Линд, – представил я.

– Хорошо, это даже очень Коронация, или Последний из романов - страница 18 может быть. Но откуда доктор-то знал о вашем участии в операции? Письмо, в каком я назначал встречу, было написано от моего имени, без какого-нибудь упоминания о вас. Разве вы кому-нибудь Коронация, или Последний из романов - страница 18 г-говорили, что стали моим ассистентом в этом рискованном деле?

Я мало поколебался и решил, что в таком ответственном деле скрытничать ни к чему.

– Когда мы просочились в Эрмитаж Коронация, или Последний из романов - страница 18, я поведал о наших планах двоим. Но когда я вам объясню, как это вышло, вы поймете, что другого выхода…

– Кому? – стремительно спросил Эраст Петрович. – Имена!

– Ее высочеству…

– Вы лицезрели Ксюшу? – взволнованно перебил Коронация, или Последний из романов - страница 18 он меня. – Что она произнесла? Я сухо ответил:

– Ничего. Она упрятала меня, и этого достаточно,

– А кто был 2-ой? – вздохнув, спросил Фандорин. – Мой столичный ассистент Сомов. Он оказался великодушным человеком. Не только лишь Коронация, или Последний из романов - страница 18 не выдал, да и обещал помощь…

И я пересказал содержание собственного разговора с Сомовым, стараясь припомнить всё в точности.

– Ну так Сомов и есть тот шпион, – пожал плечами Эраст Петрович. – Это Коронация, или Последний из романов - страница 18 яснее ясного. Он основался в Эрмитаже еще до вашего прибытия из Петербурга. Знал в доскональности и дом, и размещение комнат. Наверное отлично исследовал парк и присмотрел места для засады. Просто было д Коронация, или Последний из романов - страница 18-догадаться, что после мучительного переезда малыша поведут гулять. А о том, что вы действуете со мной заодно, не считая Сомова сказать Линду никто не мог.

Я молчал. Сделать возражение на слова Фандорина было Коронация, или Последний из романов - страница 18 нечего, но я уже составил о Сомове мировоззрение, расставаться с которым мне не хотелось.

– Я вижу, вы сомневаетесь? Что ж, д-давайте удостоверимся. Вы произнесли, что Сомова переселили в вашу комнату? Означает Коронация, или Последний из романов - страница 18, у него там есть телефон. Позвоните ему. Скажите, что мы в отчаянном положении и что нам нужна его помощь.

– А что далее?

– А далее передадите т-трубку мне.

Я именовал даме номер, Эраст Петрович Коронация, или Последний из романов - страница 18 приложил к уху отводную трубку и мы стали ожидать. Очень длительно раздавались только сигналы, и я уж было решил, что Корней Селифанович заботится по хозяйственным делам где-нибудь в Коронация, или Последний из романов - страница 18 далекой части дворца, но минутки через три послышался щелчок и запыхавшийся глас Сомова произнес:

– Эрмитаж. У аппарата.

– Слушайте и ничего не гласите, – произнес я. – Вы меня узнали?

– …Да, – после паузы ответил он.

– Вы как и Коронация, или Последний из романов - страница 18 раньше готовы нам помогать?

– Да. – На этот раз ни мельчайшего промедления не было.

– Нужно повстречаться.

– Я…я на данный момент не могу. Вы не представляете, что тут творится! Мистер Карр Коронация, или Последний из романов - страница 18 найден мертвым! Только-только! Я вхожу, а он лежит у себя в комнате, и в груди торчит ножик! Кухонный, для разделки белоснежной рыбы! Милиция перевернула весь дом, рыщет по саду!

– Спросите, издавна ли убит Коронация, или Последний из романов - страница 18, – прошептал Эраст Петрович.

– Давно ли он убит? – повторил я.

– Что? Откуда же мне… Хотя нет, знаю! Я слышал, как господа из дворцовой милиции гласили, что тело еще совершенно теплое Коронация, или Последний из романов - страница 18.

– Этот Линд не человек, а бес! – прошептал я, пр и крыв трубку ладонью. – Он продолжает сводить счеты, невзирая ни на что!

– Спросите, возвратилась ли Эмилия.

– Скажите, Корней Селифанович, не объявилась ли госпожа Деклик Коронация, или Последний из романов - страница 18?

– Мадемуазель? А разве она нашлась? – Глас Сомова дрогнул. – Вы чего-нибудть про нее понимаете?

Непопросту, ох непопросту он так взволновался. Я сходу вспомнил, как он раздражал Эмилии со своими французскими уроками Коронация, или Последний из романов - страница 18. Может быть, Фандорин не так и не прав в собственных подозрениях на его счет!

– Неужели Бзнвилл посмел потаенно просочиться в Эрмитаж? – спросил я у Эраста Петровича. – Это просто неописуемо!

– Разумеется, неописуемо, – хладнокровно Коронация, или Последний из романов - страница 18 увидел он. – Карра зарезал Сомов. Уж он-то в кухонных ножиках отлично разбирается.

– Я ничего не слышу! – раздалось в трубке. – Афанасий Степанович, где вы находитесь? Как мне вас отыскать? Фандорин забрал у меня переговорную Коронация, или Последний из романов - страница 18 воронку.

– У аппарата Фандорин. Здрасти, Сомов. Это я желаю с вами повстречаться. Если вам д-дорога жизнь его высочества, немедля выходите из дома через темный ход, пройдите парком и через Коронация, или Последний из романов - страница 18 30 минут, никак не позднее, будьте на Донском кладбище, у обратной от входа стенки. Промедление подобно погибели.

И, не дожидаясь ответа, разъединился.

– К чему такал спешка? – спросил я.

– Я не желаю, чтоб он повстречался с Коронация, или Последний из романов - страница 18 Эмилией, которая п-прибудет в Эрмитаж с минутки на минутку. Вроде бы Сомову не взбрело в голову убрать страшную свидетельницу. Вы ведь слышали, как он забеспокоился. Судя по грубости, с Коронация, или Последний из романов - страница 18 которой Сомов убил Карра, ваш неоценимый ассистент в любом случае собирался уносить ноги.

Я покачал головой, совсем не убежденный, что Карра убил конкретно Сомов.

– Всё, Афанасий Степанович. – Фандорин положил в кармашек собственный небольшой пистолет Коронация, или Последний из романов - страница 18, вытащил из саквояжа очередной, повнушительней, и запихнул его за пояс. – Сейчас наши с вами д-дороги расползаются. Я встречусь с Сомовым и как надо с ним побеседую.

– Что означает “как надо Коронация, или Последний из романов - страница 18”?

– Скажу ему, что он раскрыт и предложу выбор: бессрочная к-каторга либо помощь в поимке Линда.

– А если вы ошибаетесь и он ни в чем же не повинет?

– Я усвою это Коронация, или Последний из романов - страница 18 по его п-поведению. Но Сомов – шпион, я уверен.

Я прогуливался за Эрастом Петровичем по комнате, следя за его приготовлениями. Всё происходило очень стремительно – я никак не успевал собраться с идеями.

– Но для чего нам Коронация, или Последний из романов - страница 18 расставаться?

– Затем, что если Сомов – человек Линда, то очень возможно, что в эту самую минутку он телефонирует собственному шефу, и меня ожидает на кладбище более г-горячая встреча, чем я Коронация, или Последний из романов - страница 18 рассчитываю. Правда, у их совершенно нет времени на п-подготовку. Но место там комфортное, уединенное.

– Тем более я должен идти с вами!

– Нет, Зюкин. Вы должны оставаться тут и стеречь вот это.

Эраст Петрович Коронация, или Последний из романов - страница 18 засунул руку в кармашек и вытащил обернутый платком бриллиант. Я благоговейно подставил ладонь и ощутил странноватое тепло, исходившее от священного камня.

Развернувшись на каблуках, Фандорин вышел в коридор. Я не отставал Коронация, или Последний из романов - страница 18 от него ни на шаг. У порога кухни Эраст Петрович присел на корточки, подцепил одну из досок пола, приподнял ее, и в последующее мгновение в руках у него оказалась знакомая шкатулка Коронация, или Последний из романов - страница 18.

– Ну вот, Зюкин, сейчас я дому Романовых ничего не д-должен. Вы ведь сможете считаться полномочным представителем августейшей фамилии? – Он кратко улыбнулся. – Главное – никуда не отлучайтесь от аппарата. Я обязательно вам протелефонирую Коронация, или Последний из романов - страница 18.

– Откуда?

– Пока не знаю. Из какой-либо г-гостиницы, ресторана, почтового участка.

У самых дверей он обернулся и поглядел на меня.

Взор был непонятный – как будто Фандорин не решается мне что-то сказать либо Коронация, или Последний из романов - страница 18 же колеблется, как поступить. Мне это очень не понравилось – по правде сказать, я ужаснулся, что он передумал и хочет забрать драгоценности с собой.

Отступив вспять и покрепче сжав шкатулку, я произнес:

– Вы Коронация, или Последний из романов - страница 18 не успеете. Путь ведь не близкий. Вдруг Сомов вас не дождется?

– Дождется, – рассеянно ответил Фандорин, очевидно думая о другом.

Уж не жалость ли была в его очах?

– Послушайте, Афанасий Степанович Коронация, или Последний из романов - страница 18…

– Что? – насторожился я, почувствовав, что на данный момент он скажет мне нечто очень принципиальное.

– Нет… Ничего. Ожидайте звонка. Оборотился и вышел. Что за скверная манера!

Я расположился у аппарата самым серьезным образом Коронация, или Последний из романов - страница 18.

Рассудив, что в ближний час Фандорин мне уж во всяком случае телефонировать не сумеет, я взял средств (Эраст Петрович оставил на столе целый пук кредиток), сходил на Мясницкую и купил новых саек Коронация, или Последний из романов - страница 18, восхитительной столичной ветчины и газет. Шкатулку взял с собой. Прочно прижимал локтем и зорко посматривал по сторонам – не крутится ли вблизи какое-нибудь ворье. “Орлов” висел у меня на шейке, в специально сооруженной Коронация, или Последний из романов - страница 18 ладанке из суконного носка.

Моя вялая от потрясений душа закалилась и подчерствела. Еще некоторое количество дней вспять я навряд ли сумел бы в таковой денек преспокойно посиживать, пить чай, закусывать и Коронация, или Последний из романов - страница 18 листать газеты. Как говорится в народе, обкатали Савраску крутые горки.

Про Ходынскую неудачу городские газеты не то чтоб умалчивали – поди-ка умолчи, когда по всей Москве вой и плач, но писали уклончиво, больше налегая Коронация, или Последний из романов - страница 18 на благотворительные и милосердные поступки высочайших особ. В этом ощущалась уместная деликатность и забота об авторитете августейшего дома.

Например, “Московские ведомости” подробнейшим образом обрисовывали посещение вдовствующей императрицей Старо-Екатерининской поликлиники Коронация, или Последний из романов - страница 18, где ее величество подарила каждому из пострадавших по бутылке мадеры.

Сударь и государыня распорядились произвести похороны за казенный счет, а семьям, потерявшим кормильца, назначили воспомоществование. Поступок в высшей степени великодушный, но Коронация, или Последний из романов - страница 18 мне показалось, что газета очень уж восхищается щедростью их величеств, оставляя в умолчании причину высокой милости. Навряд ли москвичам тон статьи придется по вкусу.

И уж совершенно меня расстроила “Столичная иллюстрированная газета”, не придумавшая Коронация, или Последний из романов - страница 18 ничего наилучшего как воспроизвести художественно исполненное меню будущего праздничного ужина в Грановитой палате на три тыщи кувертов.

Бульон Лукулловый

Пирожки различные

Прохладное из рябчиков по-суворовски

Жаркое: большие цеплята на вертеле

Салат

Цельная спаржа

Мороженное

Десертесть я-то отлично лицезрел Коронация, или Последний из романов - страница 18, что по случаю грустных событий меню составлено самое скромное, без каких-то излишеств: что такое один салат? Ни осетров, ни фаршированных фазанов, ни даже белужьей икры. Поистине спартанская трапеза Коронация, или Последний из романов - страница 18. Это усвоют и по достоинству оценят приглашенные на ужин высочайшие особы. Но для чего же печатать такое в газете, для многих читателей которой и колбаса “собачья удовлетворенность” – лакомство?

Во всем этом, по зрелом размышлении, я Коронация, или Последний из романов - страница 18 усмотрел не заботу о престиже власти, а нечто прямо обратное. Разумеется, Симеон Александрович и обер-полицмейстер запретили газетам свободно писать о случившемся, вот редакторы и исхитряются всяк на собственный лад подогреть возмущение Коронация, или Последний из романов - страница 18 толпы.

Расстроенный, я отложил газеты и стал глядеть в окно – это на 1-ый взор никчемное занятие отлично успокаивает растревоженные нервишки, в особенности ясным майским вечерком, когда тени так мягки и золотисты Коронация, или Последний из романов - страница 18, деревья еще не обвыклись со собственной вновь обретенной листвой, а небо покойно и безмятежно.

Достаточно длительно я пребывал в тихом, безмысленном созерцании. А когда силуэты домов совершенно размылись, стертые сумерками, и зажглись фонари Коронация, или Последний из романов - страница 18, затрезвонил телефонный аппарат.

– Слушайте пристально и не п-перебивайте, – услышал я глас Фандорина. – Вы понимаете Воробьевы горы?

– Да, это совершенно неподалеку от…

– Там есть д-декоративный парк. Мы с вами лицезрели Коронация, или Последний из романов - страница 18 его из лодки, помните? Помните висящий мост на канатах над оврагом? Я еще произнес, что лицезрел практически таковой же в Гималаях?

– Да, помню, но к чему вы мне всё это…

– Будьте там завтра Коронация, или Последний из романов - страница 18 днем. В 6. Принесите камень и шкатулку.

– Зачем? Что случи…

– Да, и вот еще что, – бесцеремонно перебил меня он. – Не удивляйтесь, я буду наряжен монахом. Вероятнее всего я опоздаю, но вы Коронация, или Последний из романов - страница 18, Зюкин, приходите впору. Всё сообразили?

– Да, другими словами нет, я ровненьким счетом ничего…

Раздался сигнал отбоя, и я в последнем негодовании кинул трубку. Да как он смеет так со мной обходиться? . Ничего Коронация, или Последний из романов - страница 18 не растолковал, ни о чем же не поведал! Как прошло его разъяснение с Сомовым? Где Фандорин на данный момент? Почему не ворачивается сюда? И, главное, для чего я должен везти в такое странноватое место Коронация, или Последний из романов - страница 18 сокровища короны?

Я вдруг вспомнил странноватое выражение, с которым он смотрел на меня при расставании. Что он желал рассказать мне на прощанье, но так и не отважился?

Он произнес: “С Коронация, или Последний из романов - страница 18 этого момента наши дороги расползаются”. Что если наши пути разошлись не только лишь в прямом, да и в фигуральном смысле? Господи, и посоветоваться-то не с кем.

Я посиживал, смотрел на молчащий телефонный Коронация, или Последний из романов - страница 18 аппарат и напряженно размышлял.

Карнович? Исключено.

Ласовский? Его, нужно считать, уже отстранили от должности, да если б и не остранили…

Эндлунг? Он, естественно, славный малый, но в таком головоломном деле проку Коронация, или Последний из романов - страница 18 от него не будет.

Эмилия! Вот кто мог бы мне посодействовать.

Необходимо протелефонировать в Эрмитаж, стал соображать я, и модифицированным голосом, неплохо бы дамским, подозвать мадемуазель Деклик…

В эту самую минутку аппарат вдруг очнулся Коронация, или Последний из романов - страница 18 и отчаянно зазвонил.

Ну слава Богу! Означает, Фандорин все таки не таковой невежа, как я представил. Нас просто разъединили.

Я нарочно заговорил первым, чтоб он по обычной собственной манере Коронация, или Последний из романов - страница 18 не успел ошеломить меня каким-либо новым фокусом:

– Прежде чем я выполню то, что вы требуете, извольте разъяснить, – скороговоркой произнес я. – Что с Сомовым? И позже, для чего наряжаться конкретно монахом? Неужто не нашлось Коронация, или Последний из романов - страница 18 другого маскарада? Это святотатство!

– Mon dieu, что вы такое говохите, Атанас? – услышал я глас мадемуазель и поперхнулся – но только на мгновение.

Это было просто замечательно, что она протелефонировала мне сама!

– К кому вы Коронация, или Последний из романов - страница 18 обращались? – спросила Эмилия, переходя на французский.

– К Фандорину, – пробормотал я.

– Какой монах? При чем тут Сомов? Я как раз звоню из его, другими словами бывшей вашей комнаты. Сомов куда-то Коронация, или Последний из романов - страница 18 делся, никто не знает, где он. Но это непринципиально. Карр убит!

– Да-да, я знаю.

– Знаете? Откуда? – В ее голосе прозвучало удивление. – Тут все величавые князья и полковник Карнович. Он уже несколько часов Коронация, или Последний из романов - страница 18 допрашивает Фрейби. Бедняжка полковник совершенно растерял голову. На мой приезд внимания практически не направил, произнес только: “После расскажете, это на данный момент непринципиально”. Я ему толкую про лорда Бэнвилла, а он не верует Коронация, или Последний из романов - страница 18! Гласит, что у меня от потрясений психическое расстройство, представляете? Он представил, как будто Фрейби и есть доктор Линд! Я желаю спросить у вас с Эрастом совета. Может быть, мне Коронация, или Последний из романов - страница 18 сделать еще одну попытку? Разъяснить Карновичу, что Фрейби – всего только маленькая фигура? Либо, может быть, сказать про то, что вы отыскали похищенные драгоценности императрицы? Тогда все эти господа сходу успокоятся и станут меня Коронация, или Последний из романов - страница 18 слушать. Как мне быть?


korporativnie-priemi-konkurentnie-taktiki-i-mobilizaciya-personala-statya.html
korporativnie-standarti-oao-gazprom.html
korporativnij-duh-kak-osnovnoj-barer-modernizacii-rossijskoj-ekonomiki.html