КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР

— Везёт ли государь барон багаж, подлежащий таможенному досмотру?

Эти слова, произнесённые уважительным тоном по-французски, но с соответствующим гортанным акцентом, вырвали Жюва из глубочайшего сна, в который он опустился уже под утро после бессонной ночи. Слабенький свет утренней зари проникал через занавески, задёрнутые на окне вагона.

Поезд стоял бездвижно. Было очень КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР тихо. Издалече доносился только звук электронного звонка да редчайшие вздохи локомотива. Из окна вагона ничего нельзя было рассмотреть не только лишь поэтому, что стекло запотело, да и поэтому, что вокруг стоял густой туман.

Перед Жювом находился таможенник, одетый в сине-жёлтую форму с серебряным галуном. Конкретно он обратился к Жюву КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, уважительно именуя его государем бароном. На данный момент он терпеливо ожидал ответа, благожелательная ухмылка освещала его загорелое лицо.

— Почему вы окрестили меня бароном, мой друг? — поинтересовался комиссар.

Таможенник прикоснулся пальцами к козырьку фуражки:

— Но, милостивый сударь, — ответил он удивлённо, — так у нас принято. У нас первым классом путешествуют КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР только знатные люди. И как следует…

Жюв подавил ухмылку и жестом приостановил таможенника, путавшегося во французских словах. Он вспомнил, что в Гессе-Веймаре, как и в неких других странах Центральной Европы, сохранился архаический обычай из вежливости награждать собеседника дворянским титулом.

— Отлично, мой друг, отлично! — произнес он таможеннику. — Но в предстоящем КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР именуйте меня просто маркизом.

Видя, что путник потянулся за своим чемоданом, таможенник приостановил его и поспешил поставить на чемодане отметку мелом, означавшую, что таможенный досмотр произведён.

Так Жюв пересёк границу царства Гессе-Веймар.

Намедни вечерком Жюв выехал из Парижа экспрессом, отправлявшимся с Северного вокзала в 10 часов 50 минут. Комиссару КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР подфартило: в конце состава он нашел вагон прямого предназначения до Глоцбурга. После скрещения бельгийской границы этот вагон должны были отцепить от экспресса и прицепить к другому поезду, направлявшемуся из Бельгии в Гессе-Веймар.

1-ая часть пути оказалась очень мучительной. Экспресс мчался с большой скоростью, вагон раскачивало и подбрасывало на стрелках КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР. Поезд с грохотом проскакивал бессчетные вокзалы. Подбрасываемый толчками, Жюв вертелся с боку на бок на жёстком ложе, слушая стук колёс и скрежет рессор. Экспресс набрал скорость более 110 км в час. В конце концов, сломленный вялостью, с онемевшими, затёкшими членами, Жюв забылся и не увидел, как прибыл к КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР границе Гессе-Веймара.

На пограничной станции вагон прицепили к небольшому составу, который не спеша двинулся в путь. Это был один из числа тех поездов, который именуют «черепаха», и он полностью заслуживал такое прозвище.

Жюв поправил галстук и воротничок и стал глядеть в окно, где восходящее солнце заливало всё более КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР броским светом окружающий пейзаж. Перед ним разворачивалась симпатичная, наряженная и различная картина сельской местности, где бугры, украшенные купами деревьев, чередовались с зелёными равнинами, орошаемыми прозрачными речками и оживляемыми бродившими там и сям мирными стадами.

Обитатели были одеты в прекрасные и живописные национальные костюмчики. Архитектура домов отличалась изяществом и удобством. Всё КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР это указывало на близость Швейцарии, в то время как возносящиеся к небу острые шпили деревенских колоколен и крыши, покрытые разноцветной, со вкусом подобранной черепицей, приводили на память пейзажи Эльзаса либо Баварии.

Жюв мог в своё наслаждение услаждаться этими приятными и новыми для него картинами, так как поезд тащился еле-еле КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, с трудом обгоняя деревенские повозки, в каких посиживали фермеры, одетые, как опереточные статисты. Всё в этой стране, казалось, дышало миром и довольством.

Жюв посмотрел на часы и сообразил, что поезд опаздывает: уже 20 минут, как они должны могли быть прибыть в Глоцбург. Но комиссар был даже доволен, что КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР у него есть время поразмышлять в размеренной обстановке, одному в комфортном купе. Заявив собственному начальнику, государю Анниону, что ему нужно поехать в Глоцбург, комиссар управлялся не столько определенными планами, сколько смутными предчувствиями. Интуиция давала подсказку ему, что конкретно при дворе Гессе-Веймара нужно находить ключ к загадочному исчезновению короля КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР. Но сказать об этом открыто он не мог, так как на месте короля оказался Фандор. Получится ли ему выяснить в Глоцбурге чего-нибудть существенное? Либо его путешествие пройдёт впустую? Вот о чём спрашивал себя Жюв.

Равномерно сельская местность по ту сторону окна оживлялась, селения становились всё более бессчетными КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, сливались меж собой в огромные массивы, появились трамвайные полосы, всё гласило о приближении огромного городка. И вправду, скоро по ту сторону окна замелькали дома предместий, жд пути стали ветвиться и умножаться, и вот уже поезд, пыхтя и отдуваясь, медлительно вполз под своды огромного вокзала. Послышались звуки германской речи и КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР объявления на различных языках:

— Глоцбург, конечная станция! Просим всех пассажиров покинуть вагоны!

Жюв поспешно вышел на перрон со своим лёгким чемоданом в руке, вышел из помещения вокзала и кликнул фиакр. Это было старомодное ландо, запряжённое 2-мя клячами, зато кучер, восседавший на больших козлах, был одет в колоритную накидку с КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР позументами, а на голове у него была высочайшая шапка с широкими, загибающимися наверх полями. Через пару минут неторопливой езды колымага тормознула перед зданием достаточно впечатляющего вида, у дверей которого стоял большущего роста швейцар. Жюв востребовал комнату и, чуть расположившись в ней, стал звонить по телефону в управление милиции, чтоб выяснить КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, в каком часу можно будет узреть государя Хеберляуфа…

Переодевшись, побрившись, сменив рубаху, комиссар собирался спуститься в холл отеля, когда в дверь его номера деликатно постучали.

— Войдите! — произнес он. На пороге появился высочайший, тощий человек с пергаментным лицом, одетый в чёрное с ног до головы. Отвесив церемонный поклон, он КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР продолжал стоять в дверцах, ждя, чтоб его пригласили войти.

— С кем имею честь? — спросил Жюв, несколько удивлённый этим неожиданным возникновением.

— Я государь Хеберляуф, начальник милиции Гессе-Веймара, — представился незнакомец. — Я имею честь гласить с государем Жювом?

Удивлённый тем, что высокопоставленный бюрократ сам явился к нему, Жюв поспешил пригласить его в КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР номер, извиняясь за царивший там кавардак.

Гость заявил, всё с этим же праздничным и напыщенным видом, что счёл своим приятным долгом лично повстречать гостя, о прибытии которого был заблаговременно извещён своим ассистентом, государем Вульфенмименгляшком.

Жюв усадил гостя в кресло, и меж ними завязался обыденный разговор. Если бравый Вульф одной КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР собственной наружностью вызывал хохот, то его начальник создавал наизловещее воспоминание. В одном пт, но, они сходились: оба были очень наивны и не знали простых азов собственной профессии.

В прошедшем государь Хеберляуф был протестантским пастором и воспользовался огромным авторитетом при дворе, что и послужило достаточным основанием для его предназначения шефом КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР гос милиции. В его пользу гласило то, что он был человеком обычных характеров и твёрдых принципов и имел в качестве неподменного советника — он сам об этом гласил — свою супругу, госпожу Хеберляуф, величайшего знатока всех придворных сплетен.

— Лично я, государь Жюв, навряд ли смогу быть вам чем-либо полезен, — честно признался шеф КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР милиции, — я не в особенности в курсе того, что происходит… Но вот госпожа Элоиза Хеберляуф скажет вам обо всём, что вас заинтригует.

Не теряя времени, Жюв высказал свои пожелания: он желал бы быть представленным царице и получить открытый доступ во дворец. Хеберляуф ответил, что нет ничего КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР легче, чем представить Жюва царице, и что как раз сейчас будет иметь место рядовая аудиенция. Что касается свободного пропуска во дворец, то получить его очень тяжело, и лично он здесь ничего не может поделать. Но он здесь же ободрил комиссара, сказав, что у госпожи Хеберляуф имеются свои связи и способности.

— Приходите к КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР нам завтракать через час, — пригласил он Жюва, — вы познакомитесь с моей женой. А позже у вас как раз остается время, чтоб переодеться перед приёмом у царицы. Для этого нужно иметь недлинные бархатные брюки и чёрные шёлковые чулки. Их, как я догадываюсь, у вас нет, но ничего, моя жена вам КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР всё организует.

Прошлый пастор откланялся, ещё более праздничный и церемонный, чем сначала встречи.

Оставшийся в его распоряжении час Жюв издержал на прогулку по улицам и на трепотню с торговцами.

— Ну, как вы себя находите, государь Жюв?

Одетый в недлинные бархатные брюки и шёлковые чулки, комиссар с беспокойством КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР рассматривал себя в зеркале, в то время как госпожа Хеберляуф, толстенькая низенькая дама, семенила вокруг него, отрадно хлопая в ладоши. Всё это происходило уже после того, как Жюв успел позавтракать с разлюбезной четой.

У него не оставалось колебаний, что конкретно госпожа Хеберляуф является подлинной хозяйкой всей гос милиции Гессе-Веймара. При КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР всем этом всё, что она говорила, не подымалось над уровнем сплетен и досужих дискуссий, ничего существенного она сказать не могла — либо не желала.

Завтрак был обильным и тяжёлым, на германский манер, когда фрукты и компот подаются сразу с рыбным блюдом, а варенье — вкупе с горячим. Когда встали из КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР-за стола, госпожа Хеберляуф повела гостя в раздевалку, где он мог избрать для себя недостающие предметы туалета для царского приёма.

— Нужно спешить, — произнесла хозяйка, когда примерка была закончена. — Царица очень пунктуальна. А нам ещё предстоит сделать ряд формальностей.

Жюва уже ждала машина, которая на большой скорости пересекла город КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР из конца в конец и доставила его к царскому замку, находившемуся в широком парке. Этот парк торжественно назывался Булонским лесом, что в местном произношении звучало, как «Пуа де Пулунь». Парк был размещен на пологом склоне холмика, спускавшемся к берегу красочной речки Вайзы, чьи размеренные воды через несколько км впадали в Рейн КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР.

Дворец возвышался на холмике, и из его окон, должно быть, раскрывался прекрасный вид на всю округа; его фасад напоминал Версальский дворец в миниатюре. К главному подъезду вела широкая каменная лестница, разворачивающаяся наподобие веера.

Выйдя из машины, Жюв прошёл по длинноватой, испещренной песком аллее к левому крылу дворца, где КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, как ему указала госпожа Хеберляуф, ему надлежало представиться в канцелярии головного камергера. Полицейский с любопытством рассматривал рекомендательную карточку, выданную ему разлюбезной дамой, где фигурировало его имя, сопровождаемое графским титулом.

— Наша царица очень щепетильна в отношении знакомств, — объяснила она, — и лучше, если у вас будет какой-либо аристократический титул.

Чтоб КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР скрыть настоящие цели собственного посещения, комиссар выдумал для себя подобающую легенду. У головного камергера он представился, как граф Жюв (в местном произношении — Жуфф), естествоиспытатель и путник, только-только вернувшийся из долгого путешествия по Африке.

— Бог простит нам эту ересь, — произнес прошлый пастор. — Ведь речь идёт о выполнении государем Жювом принципиальной КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР миссии, возложенной на него в интересах нашего сударя Фридриха-Христиана!

В чём конкретно состоит эта миссия, государь Хеберляуф не знал.

Про себя Жюв помыслил: «Я, старенькый и застарелый демократ, денька не успел пробыть в этом царстве, как уже получил три аристократических титула!»

Камергер Её величества царицы КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР государь Эрик фон Кампфен длительно, пристально рассматривал бумаги Жюва, позже попросил его следовать за собой. Они вышли из канцелярии через внутреннюю дверь, миновали ещё одно служебное помещение и оказались в салоне, где уже толпилось много людей. Камергер сказал имя вновь пришедшего прислужнику, который и назначил это имя во всеуслышание, после этого камергер КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР представил Жюву неких из присутствующих:

— Принцесса фон Краус, барон Рутихсмайерский… полковник…

Жюв не удивлялся: госпожа Хеберляуф предупредила его, что участникам аудиенции полагалось знакомиться меж собой. Но он не знал, как себя вести, и страшился нарушить протокол. Но он очень скоро удостоверился, что тут царила непринуждённость в КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР воззвании. Группа юных дам уже окружила его, желая услышать рассказ о его путешествиях. Но у Жюва были другие заботы. Он повторял про себя, что прошло уже много часов его пребывания в Гессе-Веймаре, а он ещё ничего не вызнал, что могло бы облегчить его расследование. Он заговорил с принцессой фон Краус КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, пышноватой блондиночкой, скрывавшей веснушки под толстым слоем косметики.

— А Его величество повелитель будет находиться на приёме? — спросил он.

Принцесса в недоумении уставилась на него своими фарфоровыми очами, позже расхохоталась:

— Сходу видно, государь, что вы приехали из глубин Африки! По другому бы вы знали, что Его величество повелитель находится КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР в отъезде, в Париже. Неуж-то вы об этом не понимаете? Ведь вы приехали через Париж…

«Ага, — пошевелил мозгами Жюв, — эта дама, кажется, хорошо информирована».

Баронесса Рутисхаймерская, длинноватая и тощая, как жердь, и составлявшая смешной контраст толстенькой принцессе, увлекла Жюва в сторону и зашептала, прикрывая веером тонкие губки:

— Наш повелитель, граф КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР, страшный ловелас. Всем понятно, что он отчаливает в Париж для любовных похождений.

Произнося эти слова, баронесса скорчила такую гримасу омерзения, что Жюв чуть удержался от хохота, но ответил галантной, хотя и немножко рискованной фразой:

— Может быть, Его величество заслуживает критики за то, что едет очень далековато в поисках КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР счастья.

— Ах, как вы правы! — вздохнула толстенькая принцесса фон Краус, которая услышала последнюю фразу. — Наверняка, в этих парижанках вправду есть какое-то чернокнижниченство. Молвят… — тут принцесса ещё больше снизила глас, — молвят, что кутюрье с улицы де ла Пэ готовят к весне такую неблагопристойную моду! Такую неблагопристойную!

Возникновение КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР головного камергера Эрика фон Кампфена оборвало эту интереснейшую беседу.

— Дамы, господа, — торжественно назначил он, — соблаговолите проследовать в галерею. Её величество царица начинает аудиенцию!

Сзади Жюва шёл низенький барон Родольф в расшитом мундире ассистента начальника Протокольного отдела. Комиссар слышал, что он докладывал своим соседкам как новость величайшего значения:

— Вы понимаете, эрцгерцогиня Александра КОРОЛЕВСТВО ГЕССЕ-ВЕЙМАР до сего времени не приехала. Даже непонятно, будет ли она вообщем находиться на аудиенции!


korporativnaya-kultura-organizacii-referat.html
korporativnaya-otvetstvennost.html
korporativnaya-sistema-oplati-truda.html