Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава

Выявляется связь, и исследуются особенности психологических расстройств, возникающих в связи с соматическими заболеваниями, эндокринными нарушениями, сердечно-сосудистой патологией и др.

Все же, как понятно, существует огромное количество различных психологических нарушений, развитие которых оказывается неосуществимым разъяснить только в рамках биомедицинской парадигмы.

К этим нарушениям относятся и личностные расстройства, адекватная оценка которых Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава невозможна без использования подходов, моделей, способов корректировки, гипотез, относящихся к психосоциальной парадигме. Более того, известен ряд фактов, свидетельствующих о том, что и другие, в том числе причисленные к эндогенным психологические нарушения и их динамика также не могут оцениваться и пониматься только в границах биомедицинской парадигмы.

Так, к примеру, понятно, что шизофрения Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава протекает существенно благоприятнее в регионах, где фактически отсутствует психофармакологическое исцеление.

В Центральной Африке в отдаленных от цивилизации районах Южной Америки течение шизофрении, в целом, наименее деструктивно, чем, к примеру, в США, Канаде, странах Западной Европы. Наблюдаемый феномен нельзя разъяснить с биомедицинской точки зрения.

Последующий пример относится к хим аддикциям Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава. Согласно принятой в психиатрии точке зрения, героиновая наркомания является одной из более томных и неблагоприятных форм аддикций, протекающих с очень томными симптомами отнятия (абстиненции). Считается, что исцеление от героиновой наркомании представляет собой сложную задачку и, может быть, обычно, в критериях стационара, потому что пациенты/пациентки не Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава в состоянии без помощи других без проф помощи совладать с симптомами отнятия. Но, в эту концепцию совсем не укладываются данные о том, что многие лица с физической зависимостью от героина могут без специального исцеления закончить его употребление. На это указывают данные Lee Robins et al. в отношении злоупотребляющих героином военнослужащих США, вернувшихся Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава из Вьетнама и прекративших употребление героина в домашних критериях (цит. по Peele, Brodsky, 1992).

На способности самостоятельного преодоления наркоманий указывают Woldorf, Biernacki (1986) (цит. по Peele, Brodsky, 1992). Подобные положительные финалы оказывались впрямую связанными с домашней поддержкой, мотивациями к возрождению, оживлению прежних интересов к жизни под воздействием положительных психосоциальных причин Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава. Внедрение самопомощи, акцент на активизации религиозного чувства в преодолении хим аддикций свидетельствуют об эффективности длительного активного роли аддиктов в обществах типа Анонимных Алкоголиков/Наркоманов, Анонимных Гэмблеров (азартных игроков), также в обществах, строящихся на других идейных подходах, как, к примеру, Общество Оптимального Излечения (Rational Recovery).

Кроме современных официальных классификаторов психологических Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава болезней (ICD-10, DSM-IV-TR, МКБ-10), для оперативных подходов можно использовать облегченную обобщающую схему исследовательских оценок McWilliams (1994), в какой личностные расстройства выделяются как одна из 3-х групп:

(1) психологические нарушения непсихотического уровня;

(2) личностные расстройства;

(3) психологические нарушения психотического уровня.

Согласно данным южноамериканского спеца по личным расстройствам Lykken (1995), эти нарушения обнаруживаются более, чем у Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава 10-12% населения. Создатель ссылается на результаты психического обследования респондентов, прошедших добровольческое дополнительное обследование на выявление личных расстройств. Примерно такие же данные приводит P. Kernberg (2000).

Осознание появления динамики личных расстройств нереально без анализа психосоциальных причин, воздействующих на малыша, начиная с более ранешних периодов его жизни. Огромное значение имеет детский период Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, неудовлетворение психобиологических потребностей в это время приводит к формированию "основной дефицитности" (M.Balint, 1992), которая препятствует развитию обычной когезивной (спаянной) идентичности.

Одной из обстоятельств развития личных расстройств является неадекватная стратегия воспитания. Ряд создателей уделяет свое внимание на то, что, в текущее время, в почти всех семьях, дошкольных и школьных учреждениях воспитание Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава деток осуществляется по модели, взятой из педагогики стопятидесятилетней давности. В согласовании с этой моделью воспитание основывается на авторитарном принципе. У деток воспитывается полная подчиненность родителям, они не могут высказывать свое мировоззрение и, тем паче, отстаивать его в согласовании с принципом "предки всегда правы", так как они Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава предки. "Ребенок всегда не прав, поэтому, что он ребенок". У малышей воспитывается низкая самооценка и чувство стыда за себя: "Я – нехороший/нехорошая, и потому я плохо поступаю". Не приветствуется проявление ребенком положительных чувств, потому что это рассматривается как признак эгоизма (Bradshaw, 1988; Miller, 1981, 1983; Forward, 1990). Схожий стиль воспитания содействует развитию комплексов Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава зависимости, депрессивных состояний.

Отрицательное воздействие оказывает неглектное (пренебрегающее) воспитание, когда ребенок не получает соответственного его психическим потребностям количества положительных чувственных стимулов со стороны людей, заботящихся о нем, сначала мамы.

Очень суровыми могут быть последствия физической, психической, сексапильной травматизации малыша, что в ряде всевозможных случаев приводит к развитию ранешнего посттравматического стрессового расстройства. Последнее Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава до сего времени изредка диагностируется психиатрами, хотя приводит к развитию стойких личных конфигураций, выходящих на уровень личного расстройства.

Диагностика, оценка, анализ устройств появления и развития, исцеления личных расстройств строятся на использовании подходов, используемых в медицинской, психодинамической психиатрии, cовременной психотерапии и психофармакологии с внедрением не вызывающих побочных действий современных атипичных Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава антидепрессантов и нейролептиков.

Неувязка личных расстройств в современной психиатрии плотно сплетена "двойным диагнозом", это обосновано фактом появления на базе личных расстройств, а именно, краткосрочных, относительно обратимых психологических нарушений. К числу последних относятся фобии, генерализованное тревожное расстройство, депрессия, аддиктивные расстройства в хим и нехимических вариантах и др. В Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава психиатрической практике в течение долгого времени могут диагностироваться только эти "поверхностные" психологические нарушения, а наличие личного расстройства не находится. Это приводит к недостаточной терапии, эффект которой оказывается неполным и краткосрочным. Подобные ситуации, к огорчению, типичны.

Тут следует принимать во внимание и то событие, что пациенты, обращающиеся к спецам, предъявляют жалобы, сначала Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, на расстройства, которые воспринимаются ими как эгодистонные болезненные проявления. Пациенты стремятся избавиться от этих чуждых им переживаний. По -другому воспринимаются признаки личного расстройства, они переживаются как присущие "Я" эгосинтонные проявления, которые, исходя из убеждений пациентов, не нуждаются в мед подходах.

Одним из вероятных компонент двойного диагноза при личных Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава расстройствах является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), возникающее как следствие тяжеленной психологической травмы. Особенности его течения, как и возможность развития, почти во всем зависят от личных черт пациентов. К примеру, ПТСР у лиц с личным расстройством из кластера "А" отличается по своим клиническим проявлениям и течению от ПТСР у лиц с Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава личностными расстройствами из кластера "С". Более того, появление ПТСР бывает нередко обосновано не только лишь тяжеленной психологической травмой во взрослом возрасте, да и психологическими травмами в предыдущие периоды жизни (детство, подростковый период). Эти ранешние психологические травмы обычно не выявляются, в связи с их репрессированием и диссоциацией. К Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава ним относятся, сначала, "battering" (хроническое избивание малыша), сексапильное насилие, неизменные унижения, изымательства. Изолированный диагноз ПТСР как итог некий единственной тяжеленной психологической травмы в схожих случаях недостаточен и приводит к плохой терапии.

На базе личных расстройств нередко появляются аддикции, и в этих случаях, если исцеление ограничивается фиксацией лишь на аддиктивной дилемме, а Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава наличие личного расстройства пропускается, эффект антиаддиктивной терапии оказывается краткосрочным и разочаровывает лиц, которые возлагали надежды на другой итог.

В текущее время приходится встречаться, также, с более сложными структурами психологических нарушений, когда на фоне личного расстройства развиваются чувственные нарушения (депрессии, тревожные состояния), которые, в свою очередь, провоцируют злоупотребление разными Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава изменяющими психическое состояние субстанциями. По данным Ortman (2001), обследовавшего огромное количество пациентов, 29% лиц, лечившихся по поводу чувственных нарушений, злоупотребляли субстанциями. Они обращались к спецам за помощью, в связи, к примеру, с депрессией либо опаской, но скрывали злоупотребление, что отражалось на качестве диагностики. Создатель докладывает, что 53% лиц с аддиктивными хим неуввязками Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава имеют суровые, в том числе личностные, психиатрические трудности. Нами (Korolenko, Dikovsky, 1971) была выявлена иота-форма спиртной аддикции, при которой злоупотребление алкоголем было связано с внедрением последнего как средства, снимающего симптомы неких нарушений непсихотического уровня. К числу последних относятся витальный приступообразный ужас, соц фобия, импотенция. В течение последних лет, у ряда Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава пациентов/пациенток с иота-формой обнаруживались признаки личных расстройств тревожного кластера.

При терапии пациентов с аддикциями на базе личного расстройства находится специфичность, без учета которой терапевт безизбежно попадает в ловушку, следуя практике, принятой в лечении неотягощенных аддиктивных нарушений. При определенных формах личных расстройств ситуация может смотреться по-разному. Так Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, к примеру, при пограничном личностном расстройстве нужно учесть соответствующие для последнего внезапные резкие смены чувственного состояния, которые не контролируются на сознательном уровне. Нельзя рассчитывать на появление духовного пробуждения и активации конструктивных мотиваций у лиц с антисоциальным личным расстройством. Их эгоцентризм и отсутствие рефлексии по отношению тому, как их Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава поведение травмирует близких, ставит даже перед высококвалифицированным спецом практически неразрешимую задачку, делает проблемной возможность работы по 12-ти шаговой программке. Все же, и в этих случаях остаются некие зацепки, связанные с эгоцентризмом антисоциальных пациентов, их ориентацией на сохранение стиля сильной личности, контролирующей ситуацию. Следует учесть, что антисоциальное поведение не однородно Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, а размещается на континууме от наименее томных, сочетающихся с нарциссизмом, до более томных "ядерных" нарушений.

Evans и Sullivan (2001) считают, что повторяющиеся встречи антисоциальных пациентов с отрицательными последствиями их поведения в процессе терапии могут уверить пациентов в том, что их поведение является предпосылкой многих проблем. Этот эффект усиливается Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава при проведении групповой психотерапии.

Лица с пограничным личным расстройством также проявляют выраженную тенденцию к аддиктивным реализациям (Stewart, 1996 и др.).

Употребление изменяющих психическое состояние веществ связано у их обычно со рвением смягчить либо убрать противные чувственные переживания, также может быть компонентом в структуре импульсивности. В последнем случае аддиктивные реализации в особенности интенсивны и Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава социально небезопасны.

На фоне интоксикации алкоголем и другими субстанциями усиливается риск самоповреждающего поведения, злосчастных случаев, физической и сексапильной травматизации (Meickerbaum, 1994 и др.).

Прекращение аддиктивных реализаций при пограничном личностном расстройстве эквивалентно безопасности и является базовой линией терапии при двойном диагнозе (Evans, Sullivan, 1995).

Двойной диагноз при личных расстройствах включает не Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава только лишь аддиктивные нарушения, да и большой спектр других патологий, которые способны влиять на клиническую картину и динамику самого личного расстройства, сразу находясь под воздействием последнего. Эта связь просит предстоящего исследования как в плане особенностей клинических проявлений и течения, так и разработки действенных всеохватывающих терапевтических подходов.

Литература

Balint,M. (1992) Basic Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава Fault. Evanston.ILL. Northwestern University Press.

Bradshaw, J.(1988) Healing the Shame That Binds You. Deerfield Beach, FL. Health Communications.

Evans, K., Sullivan, J. (1995) Treating Addicted Survivors of Trauma. New York. Guilford Press.

Evans, K., Sullivan, J. (2001) Dual Diagnosis. New York. The Guilford Press.

Forward, S.(1990) Toxic Parents. New York Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава. Bantam Books.

Kernberg, P., Weiner, A., Bardenstein, K. (2000) Personality Disorders in Children and Adolescents. New York. Basic Books.

Korolenko, C., Dikovsky, A. (1972) The Clinical Classification of Alcoholism. Anali Zavoda za Mentalno Zdralje. Beograd. v. 1, 5-10.

Lykken, D. (1995) The Antisocial Personalities. Hilldale, N.Y. Lawrence Erlbaum.

McWilliams, N. (1994) Psychoanalytic Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава Diagnosis. New York. The Guilford Press.

Meichenbaum, D. (1994) A Clinical Handbook/ Practical Therapist Manual for Assessing and Treating Adult with PTSD. Waterloo, Ontario, Canada: Institute Press.

Miller, A. (1983) For Your Own Good. Hidden Cruelty in Child Rearing and the Roots of Violence. New York. Farrar Straus Giroux.

Miller, A Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава. (1984) Prisoners of Childhood. New York. Basic Books.

Ortman, D. (2001) The Dual Diagnosis Recovery Textbook. Chicago. New York. Toronto. Contemporary Books.

Peele, S. Brodsky, A. (1992) The Truth About Addiction and Recovery. New York. Toronto. Fireside Book, 72-79.

Stewart, S. (1996) Alcohol Abuse in Individuals Exposed to Trauma. Psychological Bulletin, 120. 83-112.

Treating Addicted Survivors Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава of Trauma. New York. Guilford Press.

ЛИЧНОСТНЫЕ РАССТРОЙСТВА

ПАРАНОИДНОЕ
ЛИЧНОСТНОЕ РАССТРОЙСТВО

Параноидное личностное расстройство, описанное в кластере А, диагностируется исключительно в случае достаточной выраженности его составляющих.

Согласно DSM-IV, параноидное личностное расстройство характеризуется семью признаками. Наличие четырёх из 7 признаков является достаточным для установления этого вида нарушения.

Признаки включают:

1. неизменное ожидание без достаточного на то Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава основания эксплуатации со стороны других;

2. опаски, связанные с возможностью нанесения вреда другими;

3. сомнения в отношении лояльности друзей и других, связанных с собой лиц;

4. склонность созидать сокрытые опасности в замечаниях, высказанных окружающими;

5. неумение прощать маленькие обиды с накапливанием их внутри себя;

6. недоверие к другим, связанное с боязнью, что всякая Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава информация будет применена против себя;

7. склонность реагировать на маленькие замечания сильной, протрагированной обидой; необоснованные сомнения в верности, к примеру, жена либо сексапильного партнёра.

Следует держать в голове, что DSM-IV включает, не считая параноидной шизофрении и параноидного личного расстройства ещё и параноидное либо бредовое нарушение. Как следует Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, дифференциальная диагностика сначала должна проводиться меж параноидным личным расстройством, параноидной шизофренией и бредовым либо параноидным нарушением. Не считая того, вероятны и другие соотношения. Так, к примеру, в рамках аффективных психозов могут появляться разные нарушения, напоминающие по их проявлениям состояния, близкие к перечисленным выше.

История вопроса, касающегося параноидных нарушений, довольно Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава объёмна. Кraepelin в 1893г. проводил разграничение меж паранойей, парафренией и параноидной шизофренией. Характеризуя паранойю, он отмечал характерные для неё постепенное, неспешное, не останавливающееся развитие и неизменяемую бредовую систему, сопровождающуюся упорядоченным, ясным, не нарушенным мышлением вне бредовой системы. Если пациенты с такового рода расстройствами производят деяния и имеют переживания, не Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава входящие в спектр их бредовых построений, проявляя свои обыденные личные особенности, то бредовая система не вторгается в другие сферы и не определяет функционирование человека в почти всех областях его жизни. Не считая того, Кraepelin уделял свое внимание на отсутствие при паранойе галлюцинаций. Современная психиатрия акцептирует определение Кraepelin'а, подчёркивая в Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава паранойе наличие тех же клинических признаков.

Согласно Freud'у, давшему определение параноидных психозов, механизм появления этих состояний базируется, в главном, на защитных механизмах. Другими словами, с позиций психодинамического подхода защитные механизмы занимают в появлении этих состояний 1-ое место. Сторонники традиционного психоанализа рассматривали развитие психотического состояния как постепенное ослабление психической защиты Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава по отношению к репрессированным самообвинениям.

Когда самообвинения ворачиваются в сознание, человек защищается от их, приписывая те факты, в каких он себя винит, другим людям. Обвинения клинически появляются в виде бредовых мыслях. Процесс и термин "проекция", имеющий место в вышеперечисленных явлениях, был введён Freud'ом (1896) при описании этого вида развития.

В Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава предстоящем Freud расширил свою первичную трактовку и анализ параноидных устройств на примере автобиографической зарисовки Schreber'а, изданной в 1903г. Это эссе носит заглавие "Воспоминание о моём нервном заболевании". Анализируя автобиографию психотического пациента, Freud пришёл к выводу, что его бредовые идеи отражали механизмы отрицания и проекции, которые представляли психическую Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава защиту в отношении укрытых гомосексуальных желаний пациента, выступая на фоне его психологической регрессии. Freud отдал новейшую интерпретацию бредовым идеям, отражённым в эссе Schreber'а. В этих бредовых идеях Freud распознал реконструкцию действительности, создаваемую пациентом, с попыткой таким макаром самоизлечиться оковём избавления от мучающих его переживаний. Бредовые идеи Schreber Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава'а, по воззрению Freud'а, были более "нормальными и бодрствующими" для сохранения интеграции личности, чем было бы признание пациентом наличия других нарушений, в особенности, имеющих место гомосексуальных стремлений.

Freud (1923), говоря о развитии паранойи, присваивал огромное значение брутальным драйвам, оперируя определениями ego и superego при рассмотрении происхождения и развития бредовых Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава мыслях. Freud подчеркивал также значение ранешнего соперничества, возникающего меж сиблингами (эта мысль в следующем была применена Аdler'ом). Freud лицезрел в механизме этого явления перевоплощение любви в ненависть, что практически приблизило его к идее об "аутодеструктивном инстинкте".

Мысль поиска связи меж латентной гомосексуальностью и развитием бредовых мыслях подчеркивалась Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава Knight (1940) в работе "Отношение латентной гомосексуальности к механизмам параноидных мыслях". Создатель фокусировал своё внимание на ненависти как основной дилемме, содействующей развитию абсурда. Эта ненависть ориентирована против фигуры отца, будучи связанной с Эдипальными переживаниями, либо против фигуры брата. Выраженный гомосексуальный драйв сам по для себя рассматривался Knight как попытка эротизировать и нейтрализировать деструктивную Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава враждебность, при которой отпрыск желает уничтожить отца, но проявлением к нему собственной любви он старается нейтрализовать своё чувство. Этот механизм находится, но не срабатывает до конца, потому что основная ненависть очень выражена.

Bak (1946) отмечал, что за бредовой реакцией прячется мазохизм.

Klein (1948) относила Эдипальный конфликт к преждевременному периоду жизни, считая Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, что этот конфликт возникает уже в течение первого года жизни. Уже с сих пор строится ожесточенное преследующее superego, которое, по воззрению создателя, является источником более поздних параноидных образований.

По DSM-IV параноидное личностное расстройство диагностируется с восемнадцатилетнего возраста и характеризуется тенденцией интерпретировать деяния других людей как направленные на причинение Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава какого-то вреда, вреда либо содержащие опасность. Выделяется несколько признаков нарушения, наличие 4 из которых считается достаточным для постановки формального диагноза. К этим признакам относятся последующие:

1. Неизменное ожидание подвергнуться эксплуатации, манипуляции, получить повреждение, в широком смысле слова со стороны других людей без достаточных на то оснований. Начальное недоверие приводит к Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава развитию подозрительности и к тому, что человек с параноидной организацией заблаговременно предвосхищает отрицательное, угрожающее, потенциально опасное поведение окружающих. Начальное недоверие добивается уровня, который может припоминать бредовую идею. Такая настроенность не позволяет рассматривать поступки других, их деяния как случайные активности. Из рисунка поведения окружающих выхватываются отдельные, имеющие место в Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава реальности, элементы, отдельные фразы, произнесенные замечания, на которые обращается особое внимание. Перечисленные выше составляющие соединяются воединыжды, выстраиваются в одну систему, избирательно выделяющую все отрицательные моменты из общего контекста. Появляется однобокое восприятие, на основании которого делаются нехорошие выводы. Если нехороший полюс отношений зафиксировался, то начальные подозрительность и недоверие усиливаются Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава избирательно воспринимаемыми наружными факторами, что приводит к резвому разрушению формирующихся отношений.

Если лица с параноидным личным расстройством с кем-то сходятся и начинают близко контактировать, их положительное отношение к этому человеку, обычно, скоро изменяется на резко отрицательное. Это связано не просто с тем, что на данный момент что-то конкретное не Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава понравилось. Такое изменение вызвано целостным восприятием человека уже не как друга, как опасности. Тенденция перевоплощения друзей во противников очень свойственна для параноидных личностей. Анализ их жизни позволяет проследить цепочку избирательного дела. Показавшееся отрицательное отношение не имеет оборотной тенденции. Более того, в одну систему соединяются воединыжды те, кого переводят Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава из разряда друзей в категорию противников. Если человек с параноидной идеацией увидит, что кто-то из его знакомых, разговаривая с "противником", смеется либо проявляет к ней/нему дружественное размещение, появляется убежденность в наличии представляющих опасность отношений.

2. Сомнения в отношении лояльности по отношению к для себя знакомых, коллег, друзей и Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава других, связанных с собой лиц. Человек с параноидной идеацией просто приходит к убеждению, что эти люди не заслуживают доверия, и от их следует держаться подальше. Оптимальный анализ происходящего не помогает придти к заключению о необоснованности такового дела, потому что оценка происходит, в главном, на безотчетном уровне и связана с особенностями Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава безотчетной системы разума, плохо настроенной к окружающим.

3. Опаски, связанные с возможностью нанесения вреда другими. Лицам с параноидной идеацией кажется, что они способны осознавать сокрытый смысл различного рода замечаний, событий. Они обращают свое внимание на такие аспекты отношений, как тон разговора, сопровождающие его невербальные деяния. В связи с этим Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава, отсутствие, к примеру, рукопожатия может быть истолковано как выражение пренебрежения и т. д. Они фиксируются на мелких деталях таких событий и длительно задумываются о их, как о кое-чем очень принципиальном. В ряде всевозможных случаев они находят у себя в памяти некий другой негатив, подтверждающий сначало возникшую отрицательную оценку. Верно Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава прояснить действительность мемуаров не удается. Но это не меняет сущности дела, так как, даже если многие действия из прошедшего искажены либо вообщем не соответствуют реальности, базальное недоверие выстроило эти переживания в безотчетной памяти в отрицательный ряд.

4. Неумение прощать маленькие обиды с накапливанием их внутри себя. Лица с параноидной Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава идеацией, обычно, не прощают причиненных им обид. Даже если они на сознательном уровне и не задумываются о том, что их когда-то задевало, безотчетное хранит отрицательные мемуары, которые повсевременно оказывают сильное воздействие на их дела, что меняет нрав взаимодействий. Скопление в безотчетной сфере негативных мемуаров вызывает непереносимые состояния, результатом Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава которых могут стать неожиданные, очень сильные, разрушительные чувственные реакции, возникающие под воздействием малозначительного фактора.

5. Приниципиальное недоверие к людям, проявляющееся не как тактический ход по отношению к какому-то определенному человеку, как основная стратегия жизни. Они не доверяют людям вообщем, так как в прошедшем те, кому они в особенности Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава доверяли, когда-то подвели их. Начальная настороженность касается сообщения даже, казалось бы, нейтральной инфы, так как она, с их точки зрения, в каких-либо ситуациях может быть применена против их.

6. Легкая подверженность психологической травматизации, нехорошая переносимость малых психологических травм с ответной реакцией на их в виде злобы и Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава контратаки.

7. Колебание в верности жена/супруги либо сексапильного напарника/партнерши без достаточных на то оснований.

Какие-то из перечисленных признаков могут преобладать в психологической структуре параноидной личности, выступать на 1-ое место, и в таком случае на их в особенности фиксируется внимание членов семьи. Аанализ указывает, что подозрительность лиц с Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава параноидной идеацией выходит за границы брачной верности. Их психологическая организация рождает рвение отыскать тех, с кем они могли бы установить доверительные контакты и организоваться в деятельности против кого-либо. Этому мешает их недоверчивость к избранным лицам, с которыми они желали бы слиться.

В 2000 году А.Beck издал книжку "Арестанты ненависти Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава", в какой отмечал высшую степень восприимчивости лиц с параноидными чертами ко всему тому, что даже отдаленно подтверждает их начальную подозрительность. Анонсы из сми, рассказы, определенные примеры, сплетни, наговоры, наветы увязываются в единое целое, и употребляется для доказательства корректности собственной позиции.

Создатель уделяет свое внимание на черту параноидного личного расстройства, неупомянутую в Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава DSM – отсутствие чувства юмора. Такие пациенты не понимают шуток, не обожают юмор, относятся к нему жестко. У неких из их можно узреть черты грандиозности, что может в некий мере соединять воединыжды их с нарцисстическими лицами.

Психоанализ лиц с параноидным личным расстройством выявляет механизм проекции, который является Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава основой параноидной личной организации. Нехорошие психические состояния (ненависть, отрицательное отношение к для себя, собственные брутальные желания) проецируются на других. Желание, к примеру, причинить кому-то боль проецируется на другого человека и воспринимается как исходящая от него угроза. Таким макаром, отдельные атрибуты психологических структур лишаются связи с Я, проецируются на окружающих и воспринимаются Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава как вероятная опасность. Проективный процесс время от времени сопровождается мыслью грандиозности, выражаемой приблизительно так: "Они желают мне навредить из-за зависти. Они не могут достигнуть того, чего желают, а я сумел, потому они стараются причинить мне боль".

Ряд создателей, к примеру, Мeissner (1978), уделяет свое внимание на необходимость выделения более Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава "здоровых" лиц с параноидной организацией и поболее "нездоровых". 1-ые отличаются от вторых силой egо, личной интеграцией, состоянием идентичности, отношением к действительности и нравом объектных отношений.

Лица с параноидной организацией мучаются нарушением адаптации. Отсюда суровые конфликты, разрыв отношений со важными и полезными себе людьми и понимание необходимости получения квалифицированной Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава психической помощи. Реализации потребности в психотерапии препятствует начальное базовое недоверие. Потому параноидные личности избегают психотерапии до того времени, пока не окажутся в ситуациях, вызывающих суровую социальную дезадаптацию, и осознание того, что без сторонней помощи им просто не обойтись.

Южноамериканский аналитик Tomkins в работе 1963 года "Аффект, воображение, сознание Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава" уделяет свое внимание на присутствие в безотчетной сфере лиц с параноидными неуввязками разных агрессивных эмоций, к числу которых относится не только лишь злоба, да и "всепоглощающий ужас". Даже более превосходные параноидные лица на безотчетном уровне испытывают "кошмар деструкции со стороны других". С этим связан сознательный мониторинг каждого взаимодействия на уровне Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава экстремальной внимательности.

Наличие чувства стыда соединяет воединыжды их с нарцисстическими лицами. Но, восприятие стыда смотрится по-другому. Нарцисстические лица, даже в случае нахального, запанибратского поведения страшатся понять чувство стыда. Ужас вероятного разоблачения принуждает их создавать положительное воспоминание на других людей. Параноидные лица, в отличие от нарцисстических, употребляют отрицание и проекцию так Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава массивно, что у их практически отсутствует опасность понимания чувства стыда, оно очень глубоко репрессировано. Все нехорошее проецируется на другого человека. Психологическая энергия параноидного пациента затрачивается на то, чтоб защитить себя от угрозы, помешать другим людям унизить, пристыдить их. Нарцисстические лица страшатся раскрыть свои неадекватности, свои беспомощности Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 2 глава. Параноидные лица страшатся зловредности других людей. Они фокусированы на мотивах других людей в существенно большей степени, чем на своей природе. Это является суровым препятствием для проведения действенной корректировки этих состояний.


korolenko-vladimir-galaktionovich-referat.html
koroleva-datskaya-kristina-2.html
koroleva-plakuchej-ivi-i-stihov-doklad.html