Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава

Неумение держать под контролем собственный гнев приводит к частым обидам и оскорблениям других людей, проявлению по отношению к ним злости, разрыву отношений.

Представляет энтузиазм попытка выделить более типичную для всех пограничных личностей базу присущих им микроидентичностей, к примеру, свойственное для каждой из их основное психоэмоциональное состояние. Спецы из Американской Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава Психиатрической Ассоциации считают, что таким состоянием является приобретенная пустота и хаос, вошедшие в DSM-IV как один из признаков ПЛР. Это состояние активируется в тяжело переносимые пограничными лицами периоды одиночества. Одиночество для их небезопасно – это зона риска. Чувство одиночества в особенности обостряется в случае отсутствия человека, с которым они находятся Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава в интимных отношениях. При всем этом меняется переживание времени, которое воспринимается как текущее нескончаемо и нестерпимо медлительно. Часы вроде бы останавливаются. Возникает экзистенциальная тревога с идеями о том, что "Что-то должно произойти", "Я на данный момент совсем сойду с мозга", "Моя психика начнет распадаться, взорвется, я перестану существовать". Такие Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава переживания образно квалифицируются как "био ужас отсутствия существования", "паника на фоне обломков" (Gombrowicz, 1956).

Hedges в книжке "Ужасающие переносы" (2000) отмечает наблюдаемые аналитиками в работе с пограничными пациентами соматические эквиваленты. Аналитик, по воззрению создателя, должен осознавать, что глубочайшее погружение в переживания, в особенности ранешнего периода жизни, может спровоцировать ужас, утрату сознания, эпилептические Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, конвульсивные припадки. Даже при отсутствии эпилептических проявлений, ужас оказывает существенное воздействие как на пациента, так и на аналитика.

Свойственное для ПЛР чувство пустоты – особенный парадокс, выражающийся в ощущении бессмысленности, бездонного чувственного вакуума, что может приводить к кризису идентичности, отчаянию и суициду. Пациенты обрисовывают это чувство как чувство собственной Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава незначимости, незаметности, способности собственного исчезновения. По сопоставлению с обыкновенной депрессией, опаской, злостью либо чувством скукотищи, переживание пустоты более резистентно к корректировки. Пустота и отчуждение – черты пограничной депрессии, отличающие последнюю от большой депрессии.

Принципиальной чертой пограничного личного расстройства является импульсивность – неожиданное появление желания, которое реализуется без каких-то задержек Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, невзирая на вероятную опасность для их самих и окружающих. В DSM-IV подчеркивается соц опасность этой особенности. В базе импульсивности лежит желание вырваться за границы психологически неустраивающего состояния. Время от времени это рвение заглушить какие-то противные эмоции, ужас. Импульсивность выражается в уходе в алкоголизацию, употреблении веществ, изменяющих Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава психическое состояние, покидании дома, установлении контактов с антисоциальными лицами, стремлении хоть какой ценой испытать острые чувства, роли в азартных играх, растрате средств, совершении различного рода безрассудств, подверганию угрозы собственной жизни и жизни других. Периоды импульсивности обычно краткосрочны. Время от времени они продолжаются до нескольких дней, а потом проходят. Происходит Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава возврат к обыкновенному состоянию. И по животрепещущему сейчас поведению пограничных личностей установить наличие нарушения не удается.

В периоды импульсивности они вступают в хаотичные половые связи, что им вообщем несвойственно. Они не с радостью понимают ситуации, провоцирующие появление чувства неловкости и стыда. Рефлексии по поводу происходящего с другими людьми нет.

Импульсивность Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава является циклическим нарушением, почти во всем определяющим клинику ПЛР. С нею конкретно связаны разные деструктивные деяния, включая суицидные пробы, самоповреждения, взрывы ярости, антисоциальные эксцессы. Самодеструктивный нрав пограничной импульсивности отличает её от импульсивности при других состояниях как, к примеру, АЛР, биполярное нарушение, ПТСР, патологический гэмблинг, аутизм. Её отличает, сначала, самодеструктивность, нередкое Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава появление в связи с воздействием сравнимо малозначительных психогенных причин, обычно фрустраций в отношениях со важными лицами. Отмечается некое ослабление импульсивности с годами: пациенты старшего возраста проявляют импульсивность пореже, чем юные.

Отдельную делему представляют психологические расстройства психотического уровня, обычно, в виде паранойяльного либо параноидного синдрома. Появляется необходимость разграничения этих расстройств снутри Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава структуры ПЛР в виде присущей последнему симптоматике и бредовыми синдромами в рамках других, сначала, шизофренических нарушений.

Направляет в связи с этим на себя внимание тот факт, что глубочайшая регрессия и исключительное восприятие мира вокруг нас в течение многих лет описывались как соответствующие для ПЛР и, более того Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, Gunderson и Singer в 1975 включали в симптомы ПЛР краткосрочные психотические переживания, но исключительно в DSM-IV (1994) психозы вошли в качестве 1-го из исследовательских признаков ПЛР. Разумеется, такое запаздывание можно разъяснить привычкой психиатров локализовать психотические эпизоды на Первой Оси. Психозы при ПЛР появляются совсем внезапно у пациентов конкретно до их развития функционирующих Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава в обыкновенном для их стиле. Неожиданное резкое изменение психологического состояния приводит окружающих их людей в состояние растерянности и замешательства. У близких, знакомых, членов семьи даже могут показаться идеи самообвинения, мысли о том, что они "сделали что-то не так", спровоцировали, не смогли предупредить нарушение. Психотические состояния Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава в структуре ПЛР обычно краткосрочны (от нескольких минут до нескольких часов), после их пациенты ворачиваются к норме. Клиническая картина психологических расстройств психотического уровня включает развитие подозрительности, бредовых мыслях особенного значения, дела, отравления; вероятны призрачные восприятия, галлюцинации, спутанность, чувство нереальности себя и происходящего.

У лиц с ПЛР может быть появление особенного Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава вида нарушения, именуемого нами состоянием отказа. Состояние развивается очень стремительно на фоне какого-то из характерных этим людям состояний. Если это случается в дневное время: на работе либо во время нахождения в каком-то другом месте, появляется рвение немедля уединиться и "залечь". Приходя домой, пограничные личности не раздеваясь Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава "падают" в кровать и "замирают". Получить от пациента информацию о содержательной стороне состояния отказа не удается. Инициатива к разговору, какое-либо рвение к общению отсутствует, продуктивный контакт неосуществим, ответы на вопросы очень лаконичны либо вообщем отсутствуют, тенденции о кое-чем попросить, разъяснить свое состояние, поведать о переживаниях нет. Аппетит и Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава чувство жажды отсутствуют. Они лежат без каких-то движений обычно с открытыми очами. На пробы растормошить их отвечают недлинной яростной реакцией, в наилучшем варианте ответом типа "отстань", в худшем – бранью. Перечисленные выше проявления сразу затухают. Такое состояние может появляться и ночкой, когда оно сменяет собой состояние сна. Близкие Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, которые знают таких людей отлично, знакомы с этими состояниями, приспособлены к ним и потому не вмешиваются, зная, что нарушение скоро завершится. И, вправду, состояние отказа проходит, обычно, через несколько часов. Пациентка/пациент встают, и начинают приводить себя в порядок. Пробы разговора на данную тему после выхода из состояния отказа Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава вызывают резко отрицательную, даже злостную реакцию, потому наученные горьковатым опытом близкие люди этот вопрос не дискуссируют. Особый анализ содержания состояния отказа выявляет последующие моменты:

1. Состояния рассматриваются пациентами как небезопасные для общественного стиля. Они страшатся, что на основании таких признаков их могут признать на психическом уровне нездоровыми, другими словами сами они оценивают эти Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава состояния как неадекватные, необыкновенные, резко отличающие их от других людей.

2. Они не держут под контролем эти состояния и не могут волевым усилием подавить их.

3. Состояния отказа бессодержательны. Они сопровождаются наименьшим, чем в обыкновенной жизни, количеством переживаний. На уточняющие вопросы пациенты отвечают приблизительно так:

– Это состояние сопровождается Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава чувством ужаса?

– Нет.

– Это состояние воспринимается Вами как увлекательное?

– Нет.

– Во время этого состояния Вы испытываете какую-то психологическую боль?

– Нет.

– Во время этого состояния Вы что-то представляете для себя, у вас обостряется воображение?

– Нет.

– Вы о кое-чем думаете в эти моменты?

– Нет.

– А что все-таки Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава находится в этом состоянии?

– Ничего.

– Вы слышите то, что происходит вокруг Вас?

– Да, но мне это не любопытно. Это происходит не со мной и не имеет ко мне никакого дела.

Состояния отказа напоминают оглушение, но таким не являются, потому что восприятие при всем этом не мучается, отсутствует только реакция на происходящее. Эти Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава состояния очень похожи на рудиментарную, ординарную форму кататонии, которая не сопровождается галлюцинаторными проявлениями. Пациенты проявляют наименее выраженные реакции на звучные раздражители, чем на тихие, к примеру, шепот.

Более изредка, чем периоды отказа, совсем внезапно, в хоть какое время и в любом месте у пограничных личностей могут Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава появляться импульсивные состояния ухода. К примеру, человек уходит с работы домой ранее, чем положено, но куда он идет – непонятно. Он/она исчезают, теряются. Обычно они возникают дома на утро последующего денька без средств, документов, в грязищи, время от времени со следами физического насилия, к примеру, драки. О том, что происходило по Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава сути, они никогда не говорят. Могут отметить в один момент возникшее желание "рвануть" куда-то. "Меня практически несло, и я не желаю об этом вспоминать". Такие редчайшие состояния не много исследованы.

Kroll (1993) находит, что пациенты с ПЛР, также как и пациенты с ПТСР, мучаются от "нарушения потока сознания". Парадокс проявляется Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава в неспособности "выключать" поток сознания, который становится своим противником пациента. Поток сознания включает мемуары о травмирующих событиях, вторжение имиджей, отрицательные самокомментарии, диссоциативные мемуары, фантазии, разработку переживаний детского насилия. Всё это проносится с большой скоростью "подобно телетайпной ленте".

Нужно решить маневрирована ли суицидальность пациента желанием таким макаром получить Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава в ответ проявления симпатии (приемлимо для пограничной динамики) либо же мотивацией является отчаяние и безнадежность (депрессивное психическое состояние).

Gunderson (2001) показывает, что ПЛР может сочетаться с ПТСР (30%), булимией (20%), анорексией (5%), злоупотреблением субстанциями (35%), злоупотреблением только алкоголем (25%), нарцисстическим личным расстройством (25%), антисоциальным личным расстройством (25%) и др.

Gunderson (2001) приводит данные из разных источников, свидетельствующие о том Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, что практически все пациенты с ПЛР имеют симптомы депрессивных нарушений – "по последней мере половина – огромного депрессивного расстройства, дистимии, либо обеих" (с.39). Невзирая на это, описательные свойства пациентов многообразны: в одних случаях может наблюдаться мрачность, "сжатость", в других – гневливость, импульсивность. В то же время в ряде исследовательских работ (Rogers Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава et al., 1995; Kurtz, Morey,1998) устанавливается, что качество депрессивных переживаний пациентов уникально и отличается от депрессий у других пациентов. Создатели подчеркивают пустоту, примитивную вину и нехорошие, обесценивающие подходы – признаки, обычные для депрессии при ПЛР.

При сочетании ПЛР с огромным депрессивным расстройством (БДР) вероятны затруднения в оценке того, какой из Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава диагнозов приоритетен ((Rogers et al., 1995). Неувязка появляется, когда пациент имеет симптомы БДР в контексте нарушенных межличностных отношений с опасностью сепарации и с появлением суицидных импульсов либо действий.

Kernberg (1975) обрисовал ПЛР пациентов исходя из убеждений психоанализа. Создатель нашел четыре главные свойства, определяющие точность диагноза:

1) Неспецифическое проявление беспомощности ego.

2) Сдвиг в сторону первичного мыслительного Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава процесса.

3) Наличие специфичных психических защит.

4) Патологические интернализированные объекты.

Stone (1980) акцентирует внимание на том, что развитие пациентов с ПЛР прерывается на фазе сепара-
ции – индивидуации (Mahler, 1975). В периоде 16 – 30 месяцев малыши начинают изучить окружающий их мир как состоящий из объектов, отделённых от мамы. Они осторожно отделяются от мамы на маленькую дистанцию Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, повсевременно ворачиваясь к ней как к источнику поддержки и безопасности. Пациенты с ПЛР рассматриваются создателем в контексте неизменного возвращения к борьбе за автономию. У их не формируется неизменных объектных отношений и находится ужас, что попытка отделиться приведёт к исчезновению важных для их людей, без которых они не сумеют Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава жить.

Фрустрация привязанности к родителям приводит в детстве к поиску замещающих "переходных объектов". Первыми переходными объектами являются мягенькие игрушки – животные. Они нередко замещают отсутствующих на физическом уровне либо психологически родителей. Schmalny et al. (1994) направил внимание на то, что посреди взрослых пациентов, находящихся в критериях поликлиники, нездоровые с ПЛР Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава очень нередко приносят с собой в палаты игрушечных животных, что создаёт для их условия психического комфорта. Корреляция с ПЛР составила 61%.

При дифференциации пограничного расстройства с шизофреническим процессом необходимо подчеркнуть наличие схожих на шизофрению эпизодов. К примеру, повторяющиеся периоды отказа могут припоминать ординарную форму шизофрении (по ICD-10). При появлении подозрительности Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, связанной с прорывом в Self архетипов, к примеру, архетипа неприятеля, состояние следует дифференцировать с параноидной формой шизофрении.

Чувственные состояния у лиц с пограничным расстройством могут приближаться по своим проявлениям к огромным депрессиям. Появление депрессивных симптомов почти во всем связано с нехорошим отношением к для себя. "Спасением" таких пациентов является Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава отсутствие "спаянности" Self, что содействует кратковременности депрессивной симптоматики.

Бывает нужна дифференциация и с гистрионическим расстройством при лёгкой "смене" симптоматики. Поведение таких пациентов может восприниматься как несерьёзное и ролевое.

ПЛР имеет симптомы, объединяющие это расстройство с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР). К ним, сначала, относится нарушение "потока сознания" (Kroll, 1993). Объединяющий Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава оба расстройства признак заключается в невозможности поменять либо "выключить" поток сознания, который становится противником пациентки/пациента. В потоке сознания находятся мемуары о травмирующих событиях, вторгающиеся имиджи, отрицательные самооценки, фантастические переработки событий юношества, противные соматические переживания, состояния волнения, мстительности, гнева. Те более ПЛР и ПТСР не являются схожими. Практически у всех подвергшихся Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава насилию малышей не развивается ПЛР, и не каждый индивид с ПЛР испытывал насилие в детстве. Не считая того, сама клиника ПТСР имеет ряд соответствующих признаков, отличающихся от таких при ПЛР.

Пограничная личностная организация

Пограничная личностная организация (ПЛО) отличается от симптомов и поведения, присущих ПЛР и входящих в аспекты Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава DSM – IV. ПЛО, по существу включает лиц, не набирающих достаточного скоринга для диагностики ПЛР, но проявляющих ряд соответствующих для последнего признаков, которые вызывают психический дискомфорт и затрудняют психосоциальную адаптацию. Свойства ПЛО включают (Kernberg, 1967):

а) примитивные психические механизмы;

б) диффузную (перепутанную) идентичность;

в) в целом ненарушенную оценку действительности.

Примитивные защиты Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава являются первыми попытками малыша совладать со стрессовыми для него воздействиями. В случаях нарушения психического созревания примитивные защиты продолжают работать и в следующих возрастных периодах. Особенностью простых защит является их ригидность и грубость. Они, с одной стороны, способны в определённой степени смягчать тревогу, но происходит это ценой ограничения способностей реагирования, отсутствия какой Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава-нибудь гибкости в сложных актуальных ситуациях. Такие лица не способны по- истинному осознавать себя и других людей. Более базовой примитивной защитой является расщепление, присущее пограничным расстройствам. Внутренний мир лиц с ПЛО фрагментирован, что препятствует установлению интегрального чувства своей идентичности и идентичности других людей. Эти лица воспринимают себя и Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава других людей во взаимно исключающих экстремальных чувствах.

Наличие простых защитных устройств и диффузной идентичности отличают индивидуумов с ПЛО и лиц с невротической организацией. Концепция ПЛО вроде бы соединяет воединыжды нарцисстические, гистрионические, антисоциальные, параноидные, шизоидные и ПЛР, описываемые в DSM – IV как отдельные патологические единицы. Westen (1990) предлагает рассматривать ПЛО, используя модель объектных Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава отношений. Создатель пишет: "Теоретики объектных отношений считают, что, если психоз по собственной природе инфантилен, а невроз Эдипален, тяжёлая патология нрава (такая как ПЛР и ПЛО) должна быть Преэдипальной, происходящей из-за конфликтов либо недостатков, развивающихся после первого года жизни и до четырех-пяти лет" (с. 663).

Все же Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, "многие нюансы пограничных объектных отношений, такие как расщепление, малая когезивность и зрелость репрезентаций, не могут быть сведены к Преэдипальному функционированию, так как они очень напоминают то, что является обычным в латентном (стадия детского эротизма, авт.) и в ранешном подростковом возрасте, а не в Преэдипальные годы" (с. 667).

Kernberg (1967) выделяет и Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава анализирует хамелеоноподобное качество приспособления к действительности – стиль "как-будто", присущий ПЛО и ПЛР. Пациенты, в связи с диффузной идентичностью, отсутствием интегрированного Self'а, в качестве компенсации делают стиль "неверного Self'а". У их появляются также серьёзные трудности с созданием интегрированного стиля других людей. Последнее событие приводит к тому Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, что они строят свои дела на базе свойства последнего переживания либо их начальной внутренней настроенности. Kernberg обнаруживает появление этих особенностей в связи с расщеплением в детском возрасте, которое нарушает обычное психологическое развитие и межличностные дела.

Согласно теории M. Klein (1957), в ранешних стадиях развития первичный, осуществляющий заботу о ребёнке человек Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава переживается как два хороших друг от друга лица, любой из которых переживается в гиперболизированном неконкретном виде, как владеющий только неплохими либо только депримирующими качествами. Эти первичные репрезентации других соответствуют тому, как пограничные лица воспринимают и обрисовывают других людей. В этом варианте не развивается обычная для удачного психического развития способность интегрировать Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава разные экстремальности в всеохватывающие нюансированные репрезентации, отражающие близкий к реальности образ человека, с его положительными и отрицательными чертами.

Внутренний мир индивида с ПЛО, и тем паче ПЛР, оказывается разделённым в итоге психической защиты расщепления.

"Диадная" репрезентация сосуществует без какого-нибудь соответствия и конфликта меж исключающими друг дружку обратными оценками. В Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава этом проявляется диффузность идентичности, что, в свою очередь, приводит к случайности и непостоянству во всех сферах жизни: целях, ценностях, выборе друзей, сексапильных партнёров, мужей/жён и др. Диффузная идентичность безизбежно ведёт к повторяющемуся появлению чувства экзистенциальной пустоты, бессмысленности всего происходящего, что может сопровождаться отчаянием, чувством нестерпимой скукотищи, также Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава оживлением глубинно безотчетных состояний экзистенциального кошмара.

Литература

Else, L., Wonderlich, S., Beatty, W. et al. (1993) Personality Characteristics of Men Who Physically Abuse Women. Hospital and Community Psychiatry 44, 54 – 58.

Balint,M. (1994) The Basis Fault (First Published in 1969 by Tavistock) Evanston, ILL. Northwestern University Press; 18-23.

Favazza, A. (1989) Why Patients Mutilate Themselves. Hospital Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава and Community Psychiatry 40, 137 – 145.

Favazza, M. (1996) Bodies Under Siege. Baltimore, MD. John Hopkins University Press.

Fava, M. (2002) Depression and Anger Attacks. Symposium Presented at the Annual Meeting of APA. Philadelphia.

Gunderson, J., Singer, M. (1975) Defining Borderline Patients: an Overview. American Journal of Psychiatry 132, 1 – 9.

Gunderson, J. (1994) Building Structure for the Borderline Construct Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава. Acta Psychiatrica Scandinavica 379 (Suppl), 12-18.

Gunderson, J. (2001) Borderline Personality Disorder. Washington, DC. American Psychiatric Publishing.

Gombrowicz, W. (1956) Ferdydurke. Warszawa. PIW.

Hedges,L. (2000) Terrifying Transferences, Northvale. NY. Aronson.

Hurt, S., Clarkin, J., Widiger, T. et al (1990) Evaluation of DSM – III Decision Rules for Case Detection Using Joint Conditional Probability Structures. Journal Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава of Personality Disorders, 4 ,122 – 130.

Kernberg, O. (1967) Borderline Personality Organization. Journal of American Psychoanalytic Association, 15, 641 – 685.

Klein, M. (1957) Envy and Gratitude. New York. Basic Books.

Klonsky, E., Oltmanns, T., Turkheimer, E. (2003) Deliberate Self – Harm in a Nonclinical Population Prevalence and Psychological Correlates. American Journal of Psychiatry 160, 1501 – 1508.

Knight,R. (1953) Borderline States in Psychoanalytic Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава. Psychiatry and Psychology. Bulletin of Menninger Clinic, 17: 1-12.

Kreisman, J., Straus, H. (1991) I Hate you – Don't Leave Me: Understanding the Borderline Personality. New York. Avon Books, 31 – 32.

Kreisman, J., Straus, H. (2004). Sometimes J Act Crazy. Hoboken. J.Wiley.

Kroll, J. (1993) PTSD / Borderliner in Therapy New York. Norton.

Kurtz,J., Morey,L. (1998) Negativism Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава in Evaluative Judgments of Words Among Depressed Outpatients With Borderline Personality Disorder. Journal of Personality Disorder 12 (4), 351-361.

Links, P., Mitton, J., Steiner, M. (1990). Predicting Outcome for Borderline Personality Disorder. Comprehensive Psychiatry 31, 490-498

Mahler, M. et al. (1975) The Psychological Birth of the Human Infant. New York. Basic Books.

Rogers, J., Widiger,T Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава., Krupp,A. (1995) Aspects of Depression Associated With Borderline Personality Disorder. American Journal of Psychiatry 152 (2), 268-270.

Sansone, R. (2001) Diagnostic Approaches to Borderline Personality and Their Relationship to Self-Harm Behavior. International Journal of Psychiatry and Clinical Practice 5; 273-277.

Schmalny et al. (1994) The Positive Teddy – Bear Sign: Transitional Objects in the Medical Setting Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава. Journal of Nervouse and Mental Disease 182 912)p. 725.

Shearer,S. (1994) Phenomenology of Self-Injury Among Inpatient Women With Borderline Personality Disorder. Journal of Nerv.Ment.Dis. 182 (9), 524-526.

Smith,S. (1999) Diana in Search of Herself. New York. Random House, 245.

Soloff, P., Lis, J., Kelly, T. et al. (1994) Risk Factors for Suicidal Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава Behavior in Borderline Personality Disorder. American Journal of Psychiatry 151, 1316 – 1323.

Stanley, B., Gameroff, M., Michalsen, V. et al. (2001) Are Suicide Attempters Who Self – Mutilate a Unique Population? American Journal of Psychiatry 158, 427 – 432.

Stern, A. (1937) Psychoanalytic Investigation in the Borderline Group of Neuroses Psychoanalytic Quaterly, 1, 467 – 489. APA (2000) DSM – IV-TR, Washington Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава,DC.

Stone, M. (1980) The Borderline Syndromes: Constitution, Personality and Adaptation. New York. Mc Graw-Hill.

Stone, M. (1990) Borderline Anger: The Border of Treatability: Follow-Up Data Concerning Treatment. (In Japanese). Psychiatrica at Neurologica Japonica, 92, 824 – 830.

Stone, M. (2001) Long ? Term Ontcome in Patients with Borderline Personality Disorders. Economics of Neuro Science 3; 48-56.

Walsh, B., Rosen Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, P. (1988) Self – Mutilation: Theory, Research and Treatment. New York. Guilford Press.

Westen, D. (1990) Towards a Revised Theory of Borderline Object Relations: Contributions of Empirical Research. International Journal of Psycho – Analysis, 71, 667 – 693.

Zanarini,M., Frankenburg, F., DeLuca, C. et al.(1998) The Pain of Being Borderline: Dysphoric States Specific to Borderline Personality Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава Disorder. Harvard Review of Psychiatry 6 (4), 201-207.

Zanarini, M., Frankenburg, F. (2000) Predictor of Improvement for Borderline Patients. Symposium Presented at the Annual Meeting of the American Psychiatric Association.

НАРЦИССТИЧЕСКОЕ
ЛИЧНОСТНОЕ РАССТРОЙСТВО

Изложение Овидием в "Метаморфозах" мифа о Нарциссе содержит внутри себя в несколько завуалированной форме ряд животрепещущих уже для древнего мира Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава значений. Овидий докладывает о родителях Нарцисса, нимфе Лейриопе и изнасиловавшем её речном боге Цефисе. Этим подчеркиваются травматические моменты в прошедшем Нарцисса. Главные мотивы, которые представляется вероятным проследить в предстоящем изложении последующие:

(1) мотив отверженной любви нимфы Эхо;

(2) мотив мести богини, наказывающей эгоцентричного и беспечного Нарцисса, появлением страсти, которую нельзя воплотить;

(3) мотив Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава двойника, основанный на иллюзии: Нарцисс влюбляется в свое отражение;

(4) мотив страстного желания;

(5) мотив волшебного перевоплощения (Эхо становится бестелесной и Нарцисс преобразуется в цветок);

(6) мотив погибели;

(7) мотив воскрешения: цветок воскрешается вечно, когда зима сменяется весной.

Невзирая на древнее происхождение термина и его различное истолкование в истории, исключительно в XX веке Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава термин нарцисс и производный от него "нарциссизм" стал употребляться все более нередко и ассоциироваться с неуввязками психологического здоровья, психоанализа и психиатрии. Нарцисстическое личностное расстройство было включено в качестве диагностической единицы в первый раз в DSM-III (1980), хотя и ранее концептуализация нарциссизма имела содержательную историю, начиная от Freud'а Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава (1914). Концепцию разрабатывали ряд создателей, сначала Kohut (1966,1972); Kernberg (1974,1980,1984); Klein (1957); Fairbairn (1952); Elits (1988); M.Balint (1952, 1968); A.Balint (1939); Plakun (1987).

В истории становления понятия нарциссизм, к огорчению, обычно упускается наблюдение Jones`a (1913). Jones написал книжку, озаглавленную "Комплекс Бога". В этой книжке анализировались пациенты, проявляющие сверхграндиозность, отсутствие чувственного сопереживания, высокомерие. Они переоценивали свои возможности Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава, находили фантазии всесилия. В состоянии декомпенсации обычно высказывали бредовые идеи о собственной богоподобности.

Freud (1914) выделял два вида нарциссизма:

1) первичный нарциссизм в ранешном периоде жизни, с поглощенностью в себя;

2) вторичный, более поздний нарциссизм, как эталон ego, включающий аспирации, рвение к известности и славе.

В 30-тые годы XX века Rеich Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава использовал термин "фаллический нарциссизм" в контексте его концепции о "панцире нрава" (charaсter armor) как стратегии сопротивления. Фаллические нарциссисты употребляют, согласно Rеich, злость в качестве самозащиты, показывая самоуверенность, надменность, высокомерие.

Kernberg (1967) рассматривал НЛР как производное пограничной личной организации (ПЛО), подчеркивая присутствие простых защитных устройств с сохранением высочайшего уровня функционирования ego.

Kernberg (1984) лицезреет в Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава НЛР патологический процесс, с выраженным психологическим голодом либо "оральной яростью". Корешки патологии находятся в детстве и являются результатом родительского безразличия либо глумливо недоброго воспитания. Kernberg считает, что в таких ситуациях талант малыша и положительные воздействия других средовых компонент могут позволить ребенку отчасти избавиться от негативных родительских Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава воздействий. В итоге "особенность" и чувство грандиозности становятся отщепленным Self`ом, демонстрируемым окружающему миру. Реальный Self охарактеризовывают чувства зависти, ужаса и депривации.

Kohut (1971), в отличие от Kernberg`a, считает нарциссизм не патологическим процессом либо болезненным отклонением, а задержкой в развитии. Зерна НЛР закладываются в тех случаях, когда лица, осуществляющие Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава заботу, не оценивают верно реакции малыша, не способны осознать его. Такая эмпатическая несостоятельность родителей приводит к тому, что у малыша формируется их идеализированный образ. Идеализация не имеет границ и оторвана от действительности. Может быть появление "нарцисстического расширения" (narсissistic extension) со рвением, делая упор на соц положение родителей, сохранить самооценку, заимствуя что Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. 10 глава-то из родительской жизни. Предки, которые очень "вкладываются" для сотворения у деток такового расширения, воспитывают у их чувство, что любовь это плата за ролевое поведение.


korolenko-cp-dmitrieva-nv-27-glava.html
korolenko-cp-dmitrieva-nv-4-glava.html
korolenko-slepoj-muzikant-izlozhenie.html